Развитие и применение языкового права в швейцарии - Научные исследования и инновации в Хабаровском крае
[4]
На главнуюКарта сайтаНаписать письмо
СтатьиОбщее языкознание > Развитие и применение языкового права в швейцарии

Развитие и применение языкового права в швейцарии

Сегодня Швейцария представляет собой конфедеративное государство, официально называющееся Швейцарской Конфедерацией (для сравнения: Франция представляет собой унитарное государство, Бельгия - федеративное). Швейцарская Конфедерация состоит из 26 суверенных кантонов. Территория страны равна 41 285 км2 (для сравнения: территория Франции равна 543 965 км2, Бельгии - 30 527 км2). Она граничит на севере с Германией, на востоке - с Австрией и княжеством Лихтенштейн, на юге - с Италией, на западе и юго-западе - с Францией. В языковом плане страна включает в себя Французскую Швейцарию (Suisse romande), Немецкую Швейцарию (Suisse alémanique), Итальянскую Швейцарию (Suisse italienne) и Ретороманскую Швейцарию (Suisse romanche). Эти регионы соответственно называют Зона 1, Зона 2, Зона 3 и Зона 4 . Границы швейцарских языковых зон определяются Федеральным управлением статистики. Эти зоны представляют собой территории, в большинстве коммун которых количественно доминирует население, пользующееся теми или иными национальными языками. Согласно Конституции, по языковому признаку кантоны в Швейцарии распределяются следующим образом: 17 немецкоязычных кантонов: Ааргау, Аппенцелль Ауссерроден, Аппенцелль Иннерроден, Базель город, Базель сельский, Гларус, Золотурн, Люцерн, Обвальден, Санкт-Галлен, Тургау, Ультервальден, Ури, Цуг, Цюрих, Шафхаузен, Швиц; 4 франкоязычных кантона: Во, Женева, Невшатель, Юра; 3 франко-немецких кантона: Берн, Вале, Фрибур; 1 италоязычный кантон: Тичино; 1 итало-немецко-ретороманский кантон: Граубюнден. Составы языковых зон и административных единиц (кантонов, дистриктов и коммун) значительно разнятся между собой. Расхождения связаны с имеющейся у жителей коммун возможностью переселяться из одного кантона в другой, а также с возможностью сменить основной язык коммуны по результатам очередной переписи населения. Но даже при таких обстоятельствах языковые границы в стране в принципе остаются неизменными. Стабильность языковой ситуации в современной Швейцарии во многом поддерживается благодаря строгости языкового права и эффективности его применения. Несмотря на то что швейцарское государство изначально в 1291 г. было сформировано силами только немецкоязычного сообщества, в отношении народов присоединявшихся территорий никогда не проводилось политики германизации. Именно в связи с этим после бурных религиозных и политических событий предшествующих периодов в общем-то небольшая по территории и численности населения Швейцария ко времени революции 1848 г. сложилась как современное с четырьмя национальными культурами и соответственно с четырьмя языками, а в то время литературными формами трех из них - немецкого, французского и итальянского - пользовались лишь представители элиты, однако между собой эти разноязычные швейцарцы могли общаться свободно, так как почти все были полиглотами. Народные же массы с литературными стандартами были знакомы мало и разговаривали главным образом на алеманских, франко-провансальских, ретороманских и итальянских диалектах, причем межнациональное общение в их среде было в общем-то мало распространенным явлением [1]. Первый закон о языках в Швейцарии впервые был записан в статье 109 Конституции 1848 г. В ней немецкий, французский и итальянский языки объявлялись национальными и говорилось, что расходы по переводу документов общефедерального значения берет на себя государство. В пересмотренной в 1872 г. Конституции текст статьи 109 был дополнен положениями, касавшимися работы судей. В Конституции от 1874 г. статья о языках фигурировала под номером 116. В ней за немецким, французским и итальянским языками подтверждалось право функционировать в важных сферах публичного общения, и право это не только гарантировалось юридически, но и обеспечивалось бюджетными средствами. Государственная поддержка только немецкого, французского и итальянского языков, безусловно, дискриминировала другие формы речи, существовавшие в то время в Швейцарии: если немецкий, французский и итальянский языки ставились в привилегированное положение, то диалектам в государственной поддержке было отказано. В полной мере это касалось ретороманского языка, так как государственная власть не наделила его национальным статусом. Только в 1938 г. по просьбе властей кантона Граубюнден в статью 116 было внесено изменение, согласно которому ретороманский язык был дополнительно включен в число национальных, возведен до уровня немецкого, французского и итальянского языков и получил право на самостоятельное и независимое существование. Важно отметить, что признание за ретороманским языком национального статуса произошло в период расцвета в соседней Германии нацизма и фашистской дискриминации национальных меньшинств. На этом фоне швейцарцы сознательно демонстрировали свое уважение к малым национальным группам и свою традиционную приверженность принципам демократии. И все же, несмотря на изменения в Конституции, ситуация с языками в Швейцарии продолжала оставаться конфликтной. Внесение в 1938 г. конституционной поправки изменило представление о национальных языках Швейцарии и фактически лишило юридического смысла само понятие «национальный язык», так как статус национальных получили все четыре основных языка страны. Создавшееся затруднение было в некоторой степени разрешено путем придания немецкому, французскому и итальянскому языкам официального статуса при сохранении за ретороманским языком лишь статуса национального. Статья 116 в новой редакции была записана следующим образом: «<…> немецкий, французский, итальянский и ретороманский языки считаются национальными языками. <…> официальными языками объявляются немецкий, французский и итальянский». Таким политическим шагом швейцарские власти подтвердили свое желание общаться с гражданами страны не на всех национальных языках, а только на немецком, французском и итальянском. Придание же официального статуса ретороманскому языку было признано нецелесообразным в силу его невысокой государственной значимости [2]. В связи с получением ретороманским языком национального статуса в стране возник ряд серьезных проблем. Первая проблема, как говорилось выше, касалась фактического содержания термина «национальный язык» в применении к тем языкам Швейцарии, которые были провозглашены официальными. Получалось, что после принятия поправки к статье 116 и согласно принципу равноправия языков федеральные власти обязаны были поддерживать равенство всех четырех языков, и любые шаги в области языковой политики не должны были нарушать этот паритет. Провозглашение же официальными языками только трех языков устанавливало неравенство среди четырех швейцарских народов. Противоречие усиливалось в связи с положением статьи 4 Конституции, в которой устанавливались равные права граждан на пользование языками. Вторая проблема была связана с трудностями ретороманцев реально отстаивать национальную самостоятельность своего языка, так как ретороманский язык был и остается языком лишь незначительной части населения страны (на нем говорит менее одного процента швейцарцев; более того, по своей структуре он представляет далеко не монолитное образование, а систему пяти вариантов, каждый из которых имеет собственную форму письменной речи). Наделение ретороманского языка правами, равными правам немецкого, французского и итальянского языков, и последующая работа над его стандартизацией требовали больших государственных затрат. Третья проблема касалась отношения к диалектным формам языков на территории Швейцарии. Постепенно в немецкой и французской зонах стали проявляться противоположные тенденции: франко-швейцарцы стремились к развитию литературного, пусть и неродного, французского, языка (в основном путем распространения грамотности через религиозное и школьное образование) и к сокращению роли родного франко-провансальского языка. Немецкоязычное население, напротив, продолжало ориентироваться на родной алеманский диалект, пренебрегая литературным стандартом чужого, немецкого, языка. В основе психологии германоязычных швейцарцев лежало неприятие языка соседней Германии вначале в период Первой мировой войны, когда две страны оказались в противоборствующих лагерях, а затем во времена германского фашизма и в годы Второй мировой войны. Тем не менее политической поддержкой алеманский диалект со стороны государства не пользовался и в официальную сферу не был допущен, даже наряду с литературным немецким языком. Что же касается государственной поддержки ретороманских диалектов в Швейцарии (придание им статуса национального языка), то она, в свою очередь, была связана с неприятием швейцарцами германского национализма и посягательств на ретороманскую территорию со стороны Италии времен Муссолини. В конечном итоге конституционная поддержка сохранила ретороманские диалекты и помогла образовать на их основе единый ретороманский стандарт.

Информационные партнеры

Тихоокеанский государственный университетМинистерство образования и науки Хабаровского краяХабаровский краевой центр новых информационных технологий ТОГУХабаровская краевая образовательная информационная сетьРегиональная база информационных ресурсов для сферы образованияХабаровский краевой образовательный портал «Пайдейя»Хабаровский краевой центр информационных технологий и телекоммуникацийInternational Conference on Nuclear Theory in the Supercomputing EraПортал Хабаровска - Реклама в Хабаровске Первая социальная сеть дачников
Создание сайта в Seogram
Каталог сайтов Всего.RU Каталог сайтов OpenLinks.RU