О регулярной многозначности - Научные исследования и инновации в Хабаровском крае
[4]
На главнуюКарта сайтаНаписать письмо
СтатьиОбщее языкознание > О регулярной многозначности

О регулярной многозначности

Задача данной работы состоит в том, чтобы продемонстрировать внутреннюю близость лексической многозначности к словообразованию и синонимии. Более точно, мы хотим показать, что семантические отношения между разными значениями некоторых многозначных слов могут быть подобны семантическим отношениям между словами внутри определенного словообразовательного типа; поэтому многозначные слова, наравне с некоторыми типами производных, оказываются одним из средств языковой синонимии (в широком смысле слова) и могут использоваться в синонимичных и квазисинонимичных преобразованиях высказываний. Предметом нашего преимущественного внимания будет регулярная лексическая многозначность; однако сначала мы рассмотрим более широкий круг принципиально родственных ей явлений, чтобы, шаг за шагом сужая рамки исследования, недвусмысленно выделить интересующий нас объект.

1. НЕКОТОРЫЕ ОБЩИЕ ВОПРОСЫ ТЕОРИИ МНОГОЗНАЧНОСТИ

1) Типы неоднозначности в языке и речи

Синтаксическая и лексическая неоднозначность. Представление о синтаксической неоднозначности, или синтаксической омонимии дают фразы наблюдения над языком маленьких детей, разбиение такого типа, Мужу изменять нельзя [1]. Эти фразы допускают по два разных осмысления не из-за многозначности входящих в них слов (легко убедиться, что при любом возможном осмыслении данной фразы лексическое значение каждого входящего в нее слова остается неизменным), а из-за того, что им соответствуют по две разных синтаксических структуры; фразе разбиение такого типа, например, соответствуют структуры с объектной и определительной связью между существительными. Во фразах типа катать шарики ("делать" и "перемещать"), вытравить рисунок ("сделать" и "уничтожить"), проехать остановку ("покрыть расстояние" и "миновать точку"), наоборот, синтаксическая структура при альтернативных осмыслениях одна и та же, а лексические значения глаголов (в последнем случае - и существительного) различны. Иными словами, в них реализуется лексическая многозначность. Наконец, во фразах типа обивка мебели, эмалировка тазов возможность двоякого осмысления создается и синтаксическим, и лексическим фактором: первое и второе существительное могут быть связаны объектным отношением и тогда обивка, эмалировка обозначают действие; кроме того, они могут быть связаны определительный (поссессивным) отношением, и тогда обивка и эмалировка обозначают результат действия. В дальнейшем мы будем заниматься вторым и третьим случаями, т. е. лексической неоднозначностью, независимо от того, связывается она с синтаксической омонимией или нет. Языковая и речевая многозначность. Все рассмотренные выше примеры могут быть названы случаями языковой многозначности: явления, которые ее порождают, коренятся либо в грамматике языка (неоднозначность синтаксических конструкций), либо в его словаре (лексическая многозначность). Принципиально другой тип неоднозначности представлен во фразах Больной моргнул, Иван упал, Ребенок часто задышал, Он разбил окно локтем, Джон отрезал себе мочку уха, тоже допускающих два осмысления: "намеренное" (некто это сделал) и "ненамеренное" (с кем-то это случилось) [2]. Особенно часто эти два типа значений усматриваются в предложениях, содержащих каузативный глагол и инструментальное дополнение [3]. Для возникновения такого рода неоднозначности необходимо, чтобы позиция подлежащего была замещена существительным со значением лица, а сказуемым был динамичный глагол, имеющий такое значение физического действия, в которое непосредственно не входит ни указание на целенаправленность, ни указание на нецеленаправленность действия (ср. примеры выше). Достаточным условием является отсутствие в таком предложении специальных экспонентов - лексических или грамматических - значений намеренности и ненамеренности [4]. Таким образом, возможность двоякого осмысления рассматриваемых предложеyний не зависит ни от лексической многозначности входящих в них слов, ни от синтаксической неоднозначности лежащих в их основе конструкций, а создается в предложении определенной совокупностью языковых средств, каждое из которых в отдельности может быть совершенно однозначно. Эта многозначность - не языковая, а речевая. В дальнейшем нас будут интересовать только факты языковой многозначности. Метонимически и метафорически мотивированная многозначность. Метонимически мотивирующие друг друга значения типа кастрюля - 1. "сосуд", 2. "жидкость, находящаяся в таком сосуде", 3. "количество вещества, способное поместиться в таком сосуде" (ср. В бочке было не больше кастрюли воды) достаточно хорошо согласуются с обычным определением лексической многозначности как способности слова иметь несколько разных, но связанных друг с другом значений (если понимать под связанностью наличие в их толкованиях общих компонентов). Это относится и к тем типам метафорически мотивированных значений, при которых метафоризация достигается либо вычеркиванием одного из компонентов исходного значения, либо заменой одного компонента другим, при сохранении у исходного и производного значений достаточно большой общей части. Примерами могут служить виновник - 1. "тот, из-за кого произошло неприятное событие", ср. виновник пожара и 2. "тот, из-за кого произошло событие", ср. виновник торжества; спутник - 1. "лицо, перемещающееся вместе с другим лицом" в 2. "небесное тело, перемещающееся вокруг другого небесного тела" [5]. Сложнее обстоит дело с такими метафорически мотивированными значениями, словарное толкование которых не обнаруживает даже частичного сходства со словарным толкованием исходного значения; это - случай уподобления на основе семантических ассоциаций, ср. громкий голоc - громкий процесс, Молния сверкнула - Редколлегия выпустила молнию. К ним обычное определение многозначности, при существующей практике описания семантических аспектов слова в толковых словарях, в своей буквальной редакции неприменимо [6]. Имеется два способа привести определение многозначности в соответствие с фактами, обычно, хотя и без достаточных формальных оснований, под него подводимыми: во-первых, можно изменить определение многозначности; во-вторых, можно уточнить общую схему семантической характеристики слова в толковом словаре таким образом, чтобы сходство в толкованиях обнаруживалось и в случаях типа громкий голос - громкий процесс. Предпочтительнее второй путь. Чтобы решить поставленную задачу, достаточно включить в семантическую характеристику каждой лексической единицы, помимо собственно толкования, описание связываемых с ней в языке семантических ассоциаций [7], например, молния 1 = "разряд атмосферного электричества"; ассоциативные признаки - "быстрота, блеск". Тогда молния 2 = "срочно выпускаемая стенная газета, посвященная очень важному событию", и молнию 1 связывает с молнией 2 общий признак быстроты (срочный = "осуществляемый быстро"). Многозначность слова и диффузность значений. Концепция многозначности покоится на представлении о дискретной организации лексических значений. Между тем, не раз высказывалось мнение, что меру дискретности значений при их описании в толковом словаре обычно сильно преувеличивают и видят четкие границы, там, где фактически, при ориентации на реальное разнообразие текстов, обнаруживается неясная, размытая промежуточная область [8]. Чтобы выяснить, в какой мере диффузное, неопределенное или двусмысленное употребление слов в речи мешает дискретному представлению их значений в языке (в словаре), рассмотрим типовые случаи такого употребления. Если ограничиться той речевой двусмысленностью, которая порождается языковой лексической многозначностью, можно выделить следующие случаи: а) Многозначность данного речевого отрезка является результатом недостаточности синтаксического, лексического или семантического контекста, ср. пилить [резать] фигурку, остановка трамвая. Такая "диффузность", бесспорно, никак не может скомпрометировать принцип дискретной подачи значений в словаре. Интересен частный случай двусмысленности рассматриваемого типа, состоящий в том, что различие в осмыслении предложения возникает только на сигнификативном, но не на денотативном (ситуативном) уровне. Я попал в карантин может значить: 1. "подвергся определенному действию" и 2. "попал в определенное место", при единственности референта - в данном случае - целой ситуации, которая является предметом сообщения. Значения и здесь четко различимы: эффект диффузности возникает не из-за того, что между ними есть промежуточная область, а из-за единства референта. б) Многозначность данного речевого отрезка намеренна и используется как основа для каламбура, поэтической метафоры или иного стилистического приема, построенного на одновременном обыгрывании сразу нескольких значений слова или иной лексической единицы, например, Les poetes ne vous regardent pas (экспромт Вердена, обращенный к полицейским чинам, которые присутствовали на его публичной лекции) или "Я быть хочу! Не после, не в веках, Не наизусть, не дважды и не снова, Не в анекдотах или дневниках, А только в самом полном смысле слова" (Ю. Мориц). Очевидно, что и такие употребления не могут поставить под сомнение принцип дискретной подачи значений в словаре: существо каламбура, поэтической метафоры и тому подобных стилистических приемов именно в том и состоит, что внимание привлекается сразу к двум четко обособленным значениям (в случае каламбура - иногда даже омонимичным). в) В данном речевом отрезке имеет место синкретичное выражение разных значений многозначного слова. Рассмотрим в качестве примера два значения глагола бороться, представленные в предложениях В течение столетия Англия боролась с Испанией за господство на море и Инквизиция боролась с ересью. Условием реализации первого значения бороться - "пытаться устранить кого - что-л. в роли активного препятствия на пути к цели" [9] - является замещение позиции второго субъекта именем лица или другого предмета, мыслимого как активный деятель; условнем реализации второго значения - "пытаться устранить кого - что -л. [9]" - является замещение позиции цели именем свойства, состояния или процесса. Теперь представим себе ситуацию, когда активно действующее лицо является одновременно и носителем свойства, ликвидация которого может быть целью борьбы, ср. бороться с еретиками. В этом случае с + Ств синкретично реализует сразу два значения - субъекта и цели. Поэтому соответствующие фразы могут быть поняты и часто понимаются и в том смысле, что субъект борьбы добивается прекращения активности еретиков, и в той смысле, что он добивается их физического уничтожения в качестве средства для искоренения ереси. Значение соответствующих исторических реалий может поколебать это "комбинированное" осмысление, но не исключает его полностью. По нашему мнению, лишь такие употребления слов являются достаточно убедительными примерами диффузности значений. Даже они не подрывают принципа дискретной подачи значений слова, хотя необходимость отразить их в толковом словаре и ставит перед лексикографом ряд серьезных задач, в частности, задачу описания условий синкретизации значений многозначных слов. Многозначность и омонимия. До недавнего времени многозначностью интересовались преимущественно в плане отличения ее от омонимии - чисто внешнего совпадения двух или более слов, в значениях которых нет ничего общего. Опору для соответствующих оценок пытались найти в объективных фактах языка. В некоторых словарях объективным критерием омонимии иногда считается различие в наборе грамматических категорий для двух лексических значений (ср. час(ы)1 - "отрезок времени" и часы2 - "инструмент для измерения времени" - без формы единственного числа) или различие в способах выражения грамматических категорий при разных значениях (ср. пестреть 1 - пестреют, например, Вдали пестреют цветы и пестреть 2 - пестрят, например, Пестрят афиши на стенах). В ряде случаев такие грамматические или морфопологические различия действительно сопутствуют полному несходству лексических значений, но этот параллелизм имеет место далеко не всегда. В частности, и в значениях существительных час - часы, и в значениях глаголов пестреют - пестрят есть несомненные общие части - "время", "пестрое"; поэтому оценка соответствующих единиц как омонимичных приходит в противоречие с определением омонимии. Объективным критерием омонимии считалось и наличие у слова разных производных одного словообразовательного класса, например, бунт 1 "кипа" - бунтовой, бунт 2 "восстание" - бунтовской [10]. Этому противоречат гораздо более обычные примеры типа земля - земной (шар), земляной (вал), земельный (участок), где никакой омонимии нет. К. Эрдман осторожнее и справедливее полагал, что различие в производных - свидетельство различия в значениях, и только. Обобщением двух рассмотренных критериев является предложенный в словаре Ж. Дюбуа принцип, в силу которого критерием омонимии двух значений является различие в трансформациях: Il descends d'un grand écrivain "Он происходит от великого писателя" ↔ Il est le descendant d'un grand écrivain "Он - потомок великого писателя", а Il descend de l'échelle "Он спускается по лестнице" ↔ la descente de l'échelle"спуск по лестнице", но не наоборот [11]. А. Рей, один из авторов авторитетного словаря Робера, усматривает здесь полисемию, как кажется, с гораздо большим основанием [12]. Во всяком случае, собственные исследования автора в области русского языка с несомненностью свидетельствуют о том, что различие в трансформационном потенциале двух лексических значений вполне совместимо с семантическим единством слова [13]; ср. Он льстит мне ↔ Он льстив со мной, а Успехи льстят самолюбию ↔ Успехи лестны для самолюбия, но не наоборот. В некоторых работах бесспорным признаком многозначности считается неуникальность данной комбинации значений в данном языке [14]; ср. пример А. И. Смирницкого - англ. table ("дощечка", "стол") и board ("доска", "стол"). Если же данная комбинация значений уникальна, т. е. встречается всего один раз во всем словаре языка, то перед нами - не многозначное слово, а омонимы. Этот принцип ставит нас перед тяжелой дилеммой в случаях типа мундштук 1 = "часть духового инструмента ...", мундштук 2 - "род железных удил", с общей составляющей "то, что вкладывается в рот": с одной стороны, значения обнаруживают существенное семантическое сходство и, по определению многозначности, должны быть отнесены к одному и тому же слову; с другой стороны, комбинация значений уникальна, и поэтому здесь следует усмотреть омонимию. В этом, как и в других случаях нерегулярной многозначности (см. ниже), принцип противоречит определению, и от него следует отказаться. По-видимому, более надежный способ строго различить полисемию и омонимию состоит в том, чтобы формализовать критерий семантического сходства - несходства значений - единственный фактор, непосредственно отражающий существо этих двух явлений. Здесь прежде всего полезно обратить внимание на то, что значения слов, единодушно признаваемых омонимичными, могут иметь общие семантические составляющие; ср. элементарную составляющую "каузировать" у омонимов топить 1 = "кау-аировать тонуть" и топить 2 = "каузировать становиться жидким путем нагревания" [15]. По-видимому, связь между двумя значениями ощущается говорящими тогда, когда общая часть этих значений неэлементарна [16]. Такую общую часть будем называть нетривиальной, и наличие ее будем считать обязательным для многозначности. Как следует из этих замечаний, многозначность и омонимия оказываются понятиями относительными. Так, омонимы топить 1 и топить 2, имеющие тривиальную общую часть, менее омонимичны, чем омонимы брак 1 ("супружество") и брак 2 ("несоответствие норме качества"), не имеющие даже такой общей части. С другой стороны, можно говорить о типах полисемии, по-разному удаленных от омонимии. Наиболее близки к омонимии некоторые типы метафорически мотивированной полисемии; характерно, что в словарях такая полисемия иногда, трактуется как омонимия, ср. лопатка 1 - "часть тела" и лопатка 2 - "орудие для копания", пленить 1 - "взять в плен" и пленить 2 - "очаровать", трогать 2 - "прикасаться" и трогать 2 - "вызывать в ком-л. сочувствие". Метонимически и функционально мотивированная полисемия вообще говоря, отстоит от омонимии дальше; однако и здесь выделяется один тип многозначности, а именно, опосредствованная многозначность, который довольно близко подходит к омонимии [17] и часто трактуется в словарях именно таким образом. Примерами могут служить натопить 1 - "нагреть топкой" (натопить квартиру) и натопить 2 - "кипятя или растапливая, приготовить в каком-нибудь количестве" (натопить воску), отвалить 1 - "валя, ... отодвинуть" и отвалить 2 - "отплыть от берега", сечь 1 - "бить в наказание ..." и сечь 2 - "рубить на части" (бить и рубить - разновидности ударять) и т. п. Многозначность и моносемия. Омонимия - один из полюсов на шкале неоднозначности; другим полюсом является моносемия, разные типы которой представляют собой разные степени приближения к многозначности. Наиболее интересен среди них тот тип значений, который создается включительно-дизъюнктивной организацией семантических составляющих, например обжечь = "каузировать травму горячим или едким", гаснуть = "переставать гореть или светить", заря - "яркое освещение горизонта перед восходом или заходом солнца", корреспонденция = "письма или телеграммы" (в отличие от почта - "любые почтовые отправления, включая бандероли, посылки" и т. п.). Во всех упомянутых случаях имеет место включительная дизъюнкция: если А = "В или С", то А = "либо Б, либо С, либо В и С одновременно"; это значит, например, что гаснуть может обозначать либо прекращение горения (Дрова погасли), либо прекращение свечения (Лампы погасли), либо прекращение того и другого вместе (Дрова в камине и неоновые лампы на улице погасли почти одновременно). Именно употребления последнего типа поддерживают единство значения; если бы не было контекстов, в которых одновременно реализуются обе семантические составляющие, не было бы оснований говорить, что "переставать гореть" и "переставать светить" сосуществуют в рамках одного значения. Таким образом, исключительная дизъюнкция - признак полисемии (либо С, либо В, но не С и В вместе); выпадение употреблений типа "В и С" из числа употреблений значения "В или С" является достаточным условием для его распада на два новых значения - "B" и "С".

2) Определение лексической многозначности

Лексическая многозначность будет определена через понятие сходства значений. Значения аi и aj слова А называются сходными, если имеются такие уровни семантического анализа, на которых их толкования (семантические деревья) или ассоциативные признаки имеют нетривиальную общую часть. В свете фактов опосредствованной многозначности становится ясным, почему в определении сходства фигурирует понятие уровня семантического анализа: несущественно, обнаруживается ли нетривиальное сходство семантических деревьев (толкований) на первом же уровне анализа или нет; важно только, чтобы оно обнаруживалось хоть на каком-нибудь уровне. Определим теперь многозначность. Слово А называется многозначным, если для любых двух его значений аi и aj найдутся такие значения a1, a2, ..., ak, ai, что ai сходно с a1, a1 - с a2 и т. д., ak - с ai и ai - с aj. Как видим, определение не требует, чтобы общая часть была у всех значений многозначного слова; достаточно, чтобы каждое из значений было связано хотя бы с одним другим значением. Таким образом,.определение охватывает не только случаи так называемой радиальной полисемии (ср. клапан мотора, клапан фагота, сердечный клапан, клапан кармана с общей составляющей "нечто, прикрывающее отверстие"), но и случаи так называемой цепочечной полисемии (ср. левая рука, левая сторона, левая тумба стола, левые фракции парламента, левый уклон без общих составляющих между крайними значениями). Следует обратить внимание на то, что существуют языковые факты, которые могут быть полно и непротиворечиво описаны двояким образом: как факты лексической полисемии и как факты моносемии. К их числу относятся, например, некоторые параметрические прилагательные типа высокий, низкий, дорогой, дешевый, старший, младший. С одной стороны, можно считать, что в словосочетаниях типа высокий [низкий] мужчина и высокий [низкий] рост реализуются два разных значения прилагательного: значение "большого (соответственно "маленького") роста" в первом случае и усилительное значение "большой степени" - во втором. С другой стороны, можно считать, что в обоих случаях реализуется одно и то же значение прилагательного, а именно - значение "большого роста"; только в первом случае оно реализуется в полной форме (высокий [низкий] мужчина - "мужчина большого [маленького] роста"), а во втором случае - с зачеркиванием повторяющейся составляющей "рост" (высокого роста - "большого роста роста" = "большого роста"). Аналогичные возможности возникают для прилагательных дорогие [дешевые] костюмы - дорогие [дешевые] цены, старший [младший] ребенок - старший [младший] возраст; для существительных со значением шкалы определенного свойства (ср. воспитание воли и сильная воля, обеспечить качество и высокое качество); некоторых двухобъектных глаголов (ср. бурить землю и бурить скважину, латать рубаху и латать дыры, пробить стену и пробить отверстие). В настоящей работе из двух принципиально возможных описаний предпочитаются описания первого типа; однако подробная аргументация этого выбора дается в другом месте.

3) Регулярная и нерегулярная многозначность

Полисемия слова А со значениями аi и aj называется регулярной, если в данном языке существует по крайней мере еще одно слово В со значениями bi и bj, семантически отличающимися друг от друга точно так же, как аi и aj, - и если ai - bi, aj - bj попарно несинонимичны. Так, у многих (но не у всех) прилагательных, имеющих значение типа "являющийся тем, что обозначено основой", имеется и значение типа "приводимый в действие тем, что обозначено основой", например, водяной (капля - турбина), воздушный (поток - тормоз), паровой (облако - двигатель), ртутный (капля - выпрямитель). Полисемия называется нерегулярной, если семантическое различие между аi и aj не представлено больше ни в одном слове данного языка; ср. лопатка - "плоская широкая треугольная кость в верхней части спины" и "орудие для копания земли с длинной рукояткой и широким плоским отточенным концом", подножка - "удар ногой по ноге" и "ступенька для входа" (опосредствованная многозначность с общей составляющей "нога"). Регулярность - отличительная черта метонимических переносов [18]; нерегулярная полисемия более характерна для метафорических переносов. С другой стороны, регулярность обычно свойствена непосредственной полисемии; опосредствованная полисемия чаще бывает нерегулярной. Кроме метонимических переносов регулярную полисемию закономерно порождают семантическая аналогия (ср. взять книгу - схватить книгу, взять кого-л. на вокзале - схватить кого-л. на вокзале), компрессия словосочетаний (пишущая машинка -> машинка, машинка для бритья --> машинка) и различные словообразовательные процессы (ср. пробежать [проехать, пройти, пролететь, проплыть, проползти] мимо пограничного столба - пробежать [проехать, пройти, ...] 100 километров). Многозначность, возникающая в результате различных словообразовательных процессов, является побочным продуктом этих процессов и в качестве вторичного явления не нуждается в самостоятельной характеристике. В дальнейшем мы исключаем ее из рассмотрения, причем критерием несловообразовательного происхождения многозначности будем считать наличие в языке слов разной словообразовательной структуры, в особенности непроизводных, с данной комбинацией значений. В литературе последних лет было обращено внимание на аналогии между регулярной полисемией и словообразованием [19]. Относительно немногие ономасиологические словообразовательные типы русского языка (уменьшительные и увеличительные существительные, имена молодых существ, прилагательные со значением неполной степени качества, производные со значением субъективной оценки и ряд других) не имеют параллелей в области регулярной многозначности; равным образом, лишь немногие комбинации значений, характерные для многозначности, не дублируются словообразовательными типами ("национальность" - "судно, принадлежащее соответствующей стране", ср. англичанин, голландец, француз, шотландец; "столица страны" - "правительство страны", ср. Бонн, Вашингтон, Лондон, Москва, Париж; "страна света" - "ветер, дующий с соответствующей стороны", ср. вест, зюйд, норд, ост и ряд других). Однако основные семантические отношения, выражаемые словообразовательными типами, свойственны и регулярной многозначности, и наоборот. Регулярная многозначность подобна словообразованию и в том смысле, что многие ее типы продуктивны; иными словами, для любого слова, имеющего значение типа "А", верно, что оно может быть употреблено и в значении типа "В". Так, всякое существительное со значением "сосуд" может обозначать также "количество вещества, способного поместиться в таком сосуде", ср. В бочке оставалось не больше ложки [стакана, чашки, кастрюли, ведра] воды; любое относительное прилагательное, производное от существительного со значением "отрезок времени", может иметь, помимо основного значения "равный этому отрезку времени", еще и значение "созданный за время, обозначенное основой", ср. часовой [суточный, недельный, месячный, годовой] интервал - часовая [суточная,...] выработка; любой глагол со значением "воздействовать острым инструментом" может иметь и значение "создавать, воздействуя острым инструментом", ср. бурить [копать] землю - бурить [копать] скважину, пилить доску - пилить фигурки из доски, сверлить подошву - сверлить отверстие в подошве. Отметим, наконец, что многие типы регулярной многозначности, точно так же, как многие словообразовательные типы, участвуют в равнозначных (синонимических) и импликативных (квазисинонимических) образованиях высказываний; это свойство регулярной многозначности будет более систематически описано ниже при перечислении ее главных типов.

2. ТИПЫ РЕГУЛЯРНОЙ МНОГОЗНАЧНОСТИ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ

1) Многозначность существительных

а) Актантные значения. 1. "Действие" - "субъект действия". Иногда вместе со значением субъекта действия синкретично выражается значение причины действия (ср. также п. 4): вахта (нести вахту - вахта эсминца), замена (замена старых кадров - подыскать себе замену), сенсация (произвести сенсацию - не хочу быть сенсацией), утешение (не нуждаться в утешении - Он - мое единственное утешение). Пример равнозначного преобразования: Фильм произвел настоящую сенсацию - Фильм был настоящей сенсацией. 2. "Состояние" - "причина состояния": обида (быть в обиде - Такая обида,что он не приехал), развлечение (развлечение гостей - массовые развлечения). 3. "Свойство" - "субъект свойства": авторитет, (авторитет ученых - мнение лучших авторитетов), любезность (любезность его слов - говорить любезности), неожиданность (неожиданность его визита - Возможны неожиданности), посредственность (посредственность его работ - Он - посредственность), странность (странность поступка - За ним водятся странности). Второе значение "субъект свойства") чаще наблюдается у существительных, обозначающих отрицательную оценку (грубость, дерзость, наглость, непристойность, посредственность, сальность, но не благородство, оригинальность, приличностъ) и у близких к ним семантически существительных, обозначающих отсутствие признака (неловкость, ненормальность, непоследовательность, неправильность, неприятность, нескромность, несправедливость, но не ловкость, нормальность и т. д.). Пример равнозначного преобразования: Непристойность этого ответа ни с чем не сравнима - Этот ответ - ни с чем не сравнимая непристойность. 4. "Действие"- "объект действия". Вместе со значением объекта действия часто синкретично выражается значение результата действия (ср. также п. 1): выигрыш (быть в выигрыше - крупный выигрыш), вышивание (заниматься вышиванием - ее вышивание), заимствование (заимствование слов - поздние заимствования), обед (прийти на обед - плотный обед), покупка (покупка пианино - замечательная покупка). Во многих случаях помимо собственно объектного значения синкретично выражается значение количества предмета, возникающего в результате действия, ср. выигрыш, выплавка, выработка, выручка, добыча, затраты, накопление, обмолот, отчисление, пожертвование, проигрыш, удой. Пример равнозначного преобразования: Чтение старых лоций было очень интересно - Старые лоции были очень интересным чтением. 5. "Действие" - "результат действия": вывих (вывих голени - вправить вывих), выемка (выемка грунта - засыпать выемку), метка (метка белья - метка на белье), повреждение (повреждение проводов - устранить повреждение), подпись (дать на подпись - подпись под документом), тиснение (тиснение по коже - красивое тиснение). Наиболее хорошо представленные разновидности значения результата - значения изменения, продукта, следа, нароста, выемки, деформации, деструкта. Существительные со значением продукта и нароста часто неотличимы от существительных со значением объекта, и в этих случаях следует скорее всего усматривать синкретизм (ср. создание, сооружение, сочинение, набойка, накладка, наклейка, наклепка и т. п.). Особого упоминания заслуживают существительные типа наслоение, отложение, отвердение, уплотнение, утолщение (ср. Происходит отложение солей - солевые отложения), которые синкретично выражают значения результата и субъекта действия. Укажем, наконец, на то интересное обстоятельство, что существительные, образованные от "деструктивных" глаголов, часто комбинируют или выражают синкретично значения результата и места действия; ср. перелом = "результат перелома 1" (лечить перелом) и "место, где произошел перелом 1" (повязка на переломе); см; ниже пункт 8. Пример равнозначного преобразования: Обстоятельства ранения неизвестны - Ранение получено при неизвестных обстоятельствах. 6. "Действие" - "второй объект действия": вооружение (вооружение армии ракетами - новое вооружение); аналогично документация, дополнение, иллюстрация, оборудование, оснащение, подкормка, пополнение, страховка, экипировка. Пример равнозначного преобразования: Вооружение армий ядерным оружием продолжалось - Армии продолжали оснащаться ядерным вооружением. 7. "Действие" - "средство действия": грунтовка (грунтовка холста - масляная грунтовка), замазка (замазка окон - замазка для окон), меблировка (комнат), начинка (Начинка пирогов - тонкая работа и сладкая начинка), облицовка (Облицовка здания не начиналась - мраморная облицовка), полоскание (полоскание горла - приготовить полоскание). Пример равнозначного преобразования: Грунтовку холста выполнял ученик - Грунтовку на холст наносил ученик. Очевидна семантическая связь между шестым и седьмым типами. Основные разновидности значения средства - покрытие, наполнение (ср. набивка, прокладка, шпаклевка) и связка (ср. завязка, заклепка, перевязка, подвязка, прицепка, причал, шнуровка). 8. "Действие" - "инструмент действия": ванна (принимать ванну - Ванна засорилась), зажим (зажим деталей - зажим для деталей), разводка (разводка пилы - разводка для пилы), сигнализация (сигнализация флажками - Рука потянулась к сигнализации), сортировка (сортировка картофеля - Сортировка вышла из строя). Основные значения - собственно инструмент и устройство (приспособление, механизм). В ряде случаев инструментальные значения сближаются с локативными (ср. сушка для посуды). Пример равнозначного преобразования: Зажигания не произошло - Зажигание отказало. 9. "Действие" - "способ действия": линовка (линовка бумаги - косая линовка), наименование (наименование предметов - правильные наименования), печать (отдать книгу в печать - четкая печать), прическа (прическа волос - модная прическа). Значение способа - последнее семантическое звено в цепочке значений "средство" - "инструмент" - "способ": очевидна естественность перехода от "чем сделано" к "как сделано". Существительные со значением способа иногда синкретично выражают и значение результата; ср. в особенности такие существительные, как прическа, редакция, сервировка, укладка. Пример равнозначного преобразования: Наименование предметов происходит стихийно - Наименования даются предметам стихийно. 10. "Действие" - "место действия": вход [въезд] (въезд в городок растянулся на много часов - остановить кого-л. у въезда), зимовка (Зимовка началась - дойти до старой зимовки), остановка (внезапная остановка- трамвайная остановка), прорыв (прорыв обороны - войти в прорыв). Основные типы значений глаголов, от которых образуются существительные с рассматриваемой комбинацией значений, - "движение", "деформация", "деструкция". Значение места охотно сочетается со значениями времени и результата. Первое в особенности характерно для существительных, производных от глаголов движения (ср. на повороте, на старте, на финише), авторов - для существительных, производных от глаголов со значением деформации и деструктивного действия (ср. изгиб, излом, порез, разрыв, сгиб и т. п.). Пример равнозначного преобразования: Я дошел до места вашей зимовки - Я дошел до вашей зимовки. 11. "Действие" - "время действия": навигация (Навигация открылась - прошлая навигация), обед (пригласить кого-л. на обед - прийти в самый обед), получка (получка денег - едва дотянул до получки). Пример равнозначного преобразования: прийти во время обеда - прийти в обед. 12. "Действие" - "количество действия": нагрев (нагрев тела - белый нагрев), налив (налив бензина - бутылки неполного налива). Типичной для отглагольных существительных является также комбинация значений "действие" - "каузация действия", ср. разворот самолета ("самолет развернулся" или "самолет развернули"), развитие самодеятельности и т. п.; многозначность такого рода близка к хорошо изученным типам омонимии родительного субъектного и родительного объектного и здесь больше не рассматривается. б) Другие значения. "Растение" - "плод этого растения" (абрикос, малина); "растение" - "цветок растения" (астра, пион); "растение" - "пищевой продукт из него" (горчица, хрен), "дерево" - "его древесина" (ель, кедр); "животное" - "его мех" (белка, песец); "животное" - "его мясо" (гусь, судак); "материал" - "изделие из него" (бронза, стекло); "ткань" - "изделие из нее" (бархат, шелк);"часть тела животного" - "часть тела человека" (брюхо, грива); "часть тела" - "находящаяся на нем часть одежды" (грудь, локоть); "часть тела" - "ее выражение" (глаза, лицо); "орган тела" - "его заболевание" (ср. У нее почки, Здесь все с желудками; отмечено в указ. соч. И. А. Мельчука); "содержащее" - "содержимое" (зал, чайник); "комната" - "мебель для комнаты" (кухня, столовая); -"сосуд" - "количество вещества, способное в нем поместиться" (ведро, стакан); "извозчик" - "экипаж извозчика" (легковой извозчик, ломовик, ср. перевезти вещи на ломовике); "музыкальный инструмент" - "музыкант, играющий на нем" (виолончель, контрабас); "событие" - "его (живописное) изображение" (благовещение, положение во гроб); "страна света" - "ветер с этой стороны" (норд, ост); "представительница народности" - "ее танец" (венгерка, лезгинка); "танец" - "музыка к нему" (вальс, джига); -"представитель нации" - "ее судно" (англичанин, шотландец); "столица государства" - "его правительство" (Бонн, Лондон); "форма государственного правления" - "государство с такой формой правления" (ср. народная демократия - народные демократии); "организация" - "занимаемое ею здание" (консульство, прокуратура); "звание - "носящее его лицо" (барон, полковник); "голос" - "певец с таким голосом" (альт, бас); "предмет одежды" - "люди, которые его носят" (маска, зеленые береты); "деятельность" - "занимающиеся ею люди" (профессура, руководство); "должность" - "время пребывания в ней" (директорство, президентство); "цифра" - "предмет с таким числом составных частей" (двойка, тройка); "параметр" - "высокая степень свойства по этому параметру" (воля, толщина); "единица меры" - "измерительный инструмент" (аршин, метр); "явление" - "изучающая его наука" (история, право); "искусство" - "собрание произведений этого искусства" (архитектура, графика); "животное", "насекомое" - "похожий на него человек" (бегемот, паук); "осадки" - "большое число или количество" (град, ливень); "поток" - "большое количество" (лавина, река) [20].

2) Многозначность глаголов

а) "Каузация", "извлечение" - "ликвидация, удаление" - "обработка", "деформация". Указанные значения встречаются почти во всех парных комбинациях; в ряде случаев полисемия может быть описана как моносемия. 1. "Деформировать определенным способом" - "каузировать этим способом": бурить (землю - скважину), сверлить (доску - дырку). Особенно характерна рассматриваемая комбинация значений для производных с приставками вы- и про-: выбрить (голову - кружок на голове), выстрогать (доску - деталь), пробить (стену - отверстие), прорезать (скатерть - петли). Для значения основы характерны составляющие классов "воздействие острым" и "деструкция". Пример импликативного преобразования: прокопать тоннель в горе - прокопать гору. 2. "Обрабатывать определенным способом" - "каузировать этим способом": валять (войлок - валенки), вышить (подушку - узор), протравить (стекло - орнамент). Для значения основы характерны семантические составляющие "воздействие острым (горячим, едким)". Пример импликативного преобразования: вышить цветы на подушке -> вышить подушку. 3. "Обрабатывать определенным способом" - "ликвидировать этим способом": конопатить (лодку - щели), латать (рубаху - дыру), разгладить (платье - складки). Характерный тип приставочных производных - глаголы на за-: залить (калоши - дыру), запаять (чайник - дыру), зашить (мешок - прореху). Для основы в этом случае характерно наличие семантической составляющей "чинить". Пример импликативного преобразования: засмолить отверстие в бутылке -> засмолить бутылку. 4. "Обрабатывать определенным способом" - "удалять этим способом": полоть (грядки - лебеду), стричь (голову - волосы), трясти (ковры - крошки из карманов). Характерные типы приставочных производных - глаголы на вы -и о(б)-, обо-: выбить (ковер - пыль), вымести (комнату - сор), выскоблить (сковороду - грязь), обмахнуть (сапоги - пыль с сапогов), обрить (голову - бороду), обтереть (лицо - пот). Пример импликативного преобразования: выбить пыль из ковра -> выбить ковер. 5. "Обрабатывать определенным способом" - "извлекать этим способом": выдоить (корову - молоко), сосать (грудь - молоко). 6. "Обрабатывать определенным способом" - "каузировать изменение состояния такой обработкой": взъерошить (голову - волосы), причесать (ребенка - волосы). Пример импликативного преобразования: пригладить волосы на голове -> пригладить голову. 7. "Каузировать или извлекать определенным способом" - "ликвидировать или удалять этим способом": выпаривать (соль - насекомых), вытравить (узоры на чём-л. - тараканов). б) "X" - "каузация X". 1. "Действие" - "каузация действия": Народ бунтует - бунтовать народ, Вода льет из крана - лить воду, Мясо оттаяло - оттаять мясо, Шина спустила - спустить шину. Пример импликативного преобразования: брызгать воду на пол -> Вода брызжет на пол. Отдельного упоминания заслуживает тип Раствор моет - мыть раствором, Нож режет - резать ножом. Этот тип многозначности продуктивен; условием образования каузативного значения глагола от некаузативного является превращение "субъекта" некаузативного значения в "средство" или "инструмент" каузативного. Четкая морфо-синтаксическая и семантическая обособленность отличает тип Кольцо брякнуло - брякнуть кольцом, Шпоры стучат - стучать шпорами. Хвост виляет - вилять хвостом, Глаза моргают - моргнуть (левым) глазом. Пример импликативного преобразования: Он скрипнул зубами -> У него скрипнули зубы. 2. "Движение" - "каузация движения": Самолет выруливает на старт - выруливать самолет на старт, Катер причалил - причалить катер, Машина тормозит - тормозить машину. Пример импликативного преобразования: припустить коня -> Конь припустил. 3. "Иметь предметом изображения" - "каузировать, изображая": играть разухабистого парня - играть роль, рисовать (дерево - портрет). Пример импликативного преобразования: писать портрет Мусоргского -> писать Мусоргского. в) Другие каузативные значения. 1. "Закрывать" - "преграждать доступ закрыванием" и антонимичные значения: закрыть (дверь - комнату), отпереть (дверь - комнату). Аналогичные отношения имеют место в парах закрыть [открыть] кран - закрыть [открыть] воду. Пример преобразования: закрыть комнату - закрыть дверь в комнату. 2. "Прикреплять" - "каузировать контакт между двумя предметами прикреплением" и антонимичные значения: отвязать (веревку - лошадь от столба), отстегнуть (пуговицу - воротник от пальто), привязать (веревку - лошадь к столбу веревкой), причалить (конец - лодку). Пример импликативного преобразования: отколоть бант от платья -> отколоть булавку. 3. "Действие"- "каузация действия в свою пользу": казнить сотни стрельцов, обить мебель, печатать книгу, ремонтировать ботинки, чинить обувь, шитъ платье (ср. практически однозначное словосочетание шить свои платья в ателье). г) Другие типы значений [21]. 1. "Подвергаться процессу" - "удаляться или прекращать существование в результате процесса" (ср. тип 3 на стр. 520, отличающийся от данного типа только каузативностью): зажить (рука - рана), облезть (кошка - волосы), отмыться (руки - грязь), развязаться (тюк - узел), стереться (монета - надпись). Ср. похожие отношения между значениями глаголов погаснуть (потухнуть) (дрова - огонь) и их антонимов загореться (зажечься) (дрова - огонь). Пример импликативного преобразования: С деревьев облетели листья -> Деревья облетели. 2. "Иметь способность действовать" - "иметь способность подвергаться действию": Дверь еще красится - Материя хорошо красится аналогично мазаться, мараться, пачкаться, Мыло мылится - Белье легко мылится. Различие близко к залоговому. 3. "Действовать" - "уметь действовать": ср. двузначность говорить по-французски, ездить на велосипеде, играть на скрипке, печатать на машинке, ходить (Ребенок уже ходит). 4. "Действие" - "хорошее выполнение действия": Из него вышел (получился) посредственный [заправский] критик - Из него вышел (получился) критик, Латынь легко (с трудом} ему дается - Латынь ему дается. Пример равнозначного преобразования:Латынь ему дается - Латынь ему хорошо дается. 5. "Неавтономное перемещение" - "автономное перемещение": ехать (человек на машине - машина), лететь (люди на самолете - самолет). Пример равнозначного преобразования: Отплыли на лодке контрабандисты - Отплыла лодка с контрабандистами. 6. "Издавать характерный (для определенного животного) звук" - "говорить, издавая такие звуки" (метафорический перенос): блеять, каркать, мычать, реветь, рычать, шипеть.

3) Многозначность прилагательных [22]

а) Каузативные значения. 1. "Относящийся к X" - "каузированный Х-ом": ножевой (черенок - рана), паразитарный (существование - болезни), пулевой (оболочка - пробоина). С некоторыми усложнениями сюда же можно отнести лучевой (энергия - болезнь), огнестрельный (оружие - рана), солнечный (затмение - удар). 2. "Имеющий свойство X" - "каузирующий свойство X": беспокойный [спокойный] (человек - работа), гриппозный (больной и бактерии), смертельный (агония - рана), сонный (видения - капли). 3. "Выражающий X" - "каузирующий X": веселый [грустный] (взгляд - известие}, подозрительный (взгляд - поступок). 4. "Являющийся Х-ом"-"приводимый в действие Х-ом": примеры см. на стр. 516 [23]. 5. "Предназначенный для X" - "каузирующий X": конфетный (обертка - фабрика), ниточный (катушка - фабрика), танковый (колесо - завод). б) Целевые значения. 1. "Относящийся к X" - "предназначенный для X": глазной (дно - капли), горный (хребет - лыжи), крысиный (хвост - яд), половой (балка - щетка), ушной (раковина - капли). 2. "Являющийся Х-м" - "предназначенный для X": вычислительный (операция - прибор), оборонительный (бой - сооружение), семенной (картофель - участок), сидячий (положение - места). Ср. продуктивную разновидность этого типа - весенний [зимний, ...] (пора - платье). 3. "Содержащий X" - "предназначенный для X": грязный (песок - ведро), ламповый (приемник - стекло), чайный (раствор - прибор). 4. "X (С)" - "предназначенный для ХС" (здесь С - существительное, а X - выраженное при нем произвольное значение): верховой (езда - лошадь), выходной (день - костюм), грузовой (перевозка - транспорт), сумасшедший (человек - дом). в) Параметрические значения. 1. "Больше нормы X" - "высокая степень": большой (дом - размер), высокий (человек - рост), длинный (стержень - расстояние), дорогой (книга - цена), юный (существо - возраст). Пример равнозначного преобразования: высокий человек - человек высокого роста. В примерах глубокий (река - знания), крайний (дом - нужда), крепкий (мужчина - сон), широкий (река - обобщения) представлен аналогичный по характеру метафорический перенос. 2. "Больше [меньше] нормы X" - "положительная [отрицательная] оценка" (метафорический перенос): богатый [бедный] (крестьянин - язык), высокий [низкий] (человек - мысли), глубокий [мелкий] (река - философия), широкий [узкий] (улица - взгляды). Ср. обратное отношение значений в тяжелый [легкий] (мешок - чувство). 3. "Больше [меньше] нормы X" - "находящийся на большой [малой] отметке шкалы X": высокий [низкий] (дом - потолок [облака]), глубокий (колодец - дно). 4. "Больше нормы X" - "слишком большой по X" (второе значение реализуется, как правило, в краткой форме, часто с указанием цели): длинный [короткий], толстый [тонкий]. Пример равнозначного преобразования: Пиджак слишком широкий [узкий] в плечах - Пиджак широк [узок] в плечах. 5. "Продолжительностью в X часов" - "назначенный на X часов": двух- [трех-, четырех-...) часовой (доклад - поезд). г) Другие значения. 1. "X" - "свойственный такому лицу": бестолковый (человек - рассказ), голодный (человек - взгляд), здоровый {ребенок - вид), истеричный (женщина - смех), умный (старик - ответ), честный (работник - поступок). 2. "Являющийся Х-ом" - "такой, когда происходит X": дождевой (капля - сезон), ледниковый (покров - период), паводковый (воды - пора), приливный (волна - время). 3. "Имевший место во время X" - "продолжающийся со времени X": давний [недавний] (случай - друг), прошлогодний (выпуск - знакомый), старый (местком - любовь). 4. "Являющийся Х-ом"- "покрытый Х-ом": лаковый (масло - кожа), ледяной (корка - вершина). 5. "Содержащий X" - "сделанный из X": железный (руда - кровать), золотой (песок - перстень), икряной (рыба - паштет). 6. "X (С)" - "имеющий ХС" (ср. тип. 4 на стр. 522): лиственный (дерево - лес), медленный (нейтрон - реактор), перловый (крупа - суп). 7. "Такой, который Х-ует" - "такой, которого Х-ует", - различие, близкое к залоговому: любопытный (человек - факт), намеренный (ехатъ - оскорбление), охранный (грамота - зона), прокатный (стан - изделия). 8. "Сделанный из X" - "похожий на сделанный из X" (метафорический перенос): бархатный (платье - кожа), деревянный (ложка - лицо), железный (кровать - нервы), каменный (стена - челюсти). 9. "Относящийся к X" - "похожий на X цветом" (метафорический перенос): васильковый (куст - платье), золотой (прииск - кудри), изумрудный (копи -- листья), кофейный (зерна - пойнтер), огненный (столб - волосы), оливковый (косточка - лицо).

Информационные партнеры

Тихоокеанский государственный университетМинистерство образования и науки Хабаровского краяХабаровский краевой центр новых информационных технологий ТОГУХабаровская краевая образовательная информационная сетьРегиональная база информационных ресурсов для сферы образованияХабаровский краевой образовательный портал «Пайдейя»Хабаровский краевой центр информационных технологий и телекоммуникацийInternational Conference on Nuclear Theory in the Supercomputing EraПортал Хабаровска - Реклама в Хабаровске Первая социальная сеть дачников
Создание сайта в Seogram
Каталог сайтов Всего.RU Каталог сайтов OpenLinks.RU