СИСТЕМООБРАЗУЮЩИЕ СМЫСЛЫ "ЗНАТЬ" И "СЧИТАТЬ" В РУССКОМ 
  ЯЗЫКЕ [1] - Научные исследования и инновации в Хабаровском крае
[4]
На главнуюКарта сайтаНаписать письмо
СтатьиРусский язык > СИСТЕМООБРАЗУЮЩИЕ СМЫСЛЫ "ЗНАТЬ" И "СЧИТАТЬ" В РУССКОМ ЯЗЫКЕ [1]

СИСТЕМООБРАЗУЮЩИЕ СМЫСЛЫ "ЗНАТЬ" И "СЧИТАТЬ" В РУССКОМ ЯЗЫКЕ [1]

0. Вводные замечания Давно замечено, что языковые значения неравноправны. Некоторые выражаются многими единицами языка, в том числе и единицами разной природы, а другие - ровно одним способом. Так, смысл ‘причина’ в чистом виде или с некоторыми наращениями выражается существительными причина, основание, мотив, повод, предлог, подоплека, резон; глаголами вызывать (болезни), внушать (ужас), возбуждать (подозрения), пробуждать <вселять> (надежды), порождать (кризис), зарождать (сомнения), производить (переполох), приводить к (краху), вынуждать (отставку), влечь за собой (наказание), сеять (панику); наречиями поэтому, потому, потому-то, вот почему, оттого-то, почему, отчего; союзами потому что, вследствие того что, так как, поскольку; предлогами благодаря (вашему вмешательству), за (неимением доказательств), из (ревности), из-за (недостатка опыта), от (обиды), по (ошибке), с (испугу); и многими другими средствами [2]. Точно так же ведет себя смысл ‘причина’ и в других языках. Напротив, смыслы типа ‘воробей’, ‘береза’, ‘локоть’, ‘пирамида’, ‘сковородка’, ‘барион’ и другие подобные чаще всего выражаются каким-то одним словом (если не считать производных типа воробьиный, березовый, локтевой и т. п.). Очевидно, что богатство выражений смысла ‘Х’ тем больше, чем он важнее для данного языка. Такие важные для языка смыслы часто грамматикализуются и образуют тот базовый каркас значений, на котором строится семантическая система языка в целом. В связи с этим их разумно называть системообразующими. Как ясно из сказанного, конституирующее свойство системообразующих смыслов состоит в том, что каждый из них входит в состав значений многих языковых единиц разной природы (многообразие обличий). Другой стороной этого свойства является активность системообразующих смыслов в правилах взаимодействия языковых единиц разных уровней. При этом независимо от того, в состав какой лексической единицы они входят, они подчиняются одинаковым или очень сходным правилам ее синтаксического поведения, лексико-семантической сочетаемости, взаимодействия с грамматическими формами и их значениями, а также правилам коммуникативно-просодического оформления высказываний (единообразие проявлений). Иными словами, системообразующие смыслы могут предопределять несобственно семантические (синтаксические, сочетаемостные, морфологические, коммуникативно-просодические и иные) свойства разных лексических единиц. Задача данной работы состоит в демонстрации понятия системообразующего смысла на материале фактивных слов, включающих смысл ‘знать’, и путативных слов, включающих смысл ‘считать’. Многие системные свойства предикатов обоих этих классов, как общие (например, стативность и вытекающая из нее неспособность употребляться в актуально-длительном значении), так и различные (пресуппозиция истинности знания, транзитивность знания и нетранзитивность мнения, способность фактивных глаголов управлять косвенным вопросом и неспособность путативных глаголов к такому управлению, способность путативных глаголов управлять придаточным предложением, вводимым союзом будто, и неспособность к этому фактивных глаголов и т. п.), уже описаны в посвященной им обширной литературе [3]. Я постараюсь не повторять того, что уже хорошо известно, хотя иногда в целях полноты изложения это придется делать. Начать эту работу следовало бы с толкований основных фактивных и путативных предикатов русского языка, а именно, глаголов знать и считать. Однако смыслы ‘знать’ и ‘считать’ являются семантическими примитивами, т. е. не поддаются истолкованию. Поэтому мы вынуждены прибегнуть к более свободной характеристике их семантики, а именно, к перечню их основных семантических свойств. Этому посвящена первая часть работы. Во второй части рассматриваются лексические, грамматические, словообразовательные и синтаксические единицы и классы единиц, в которые входят смыслы ‘знать’ и ‘считать’ (многообразие обличий). Наконец, в последней, третьей части исследуются несобственно семантические рефлексы этих смыслов в области правил их взаимодействия с единицами морфологического, коммуникативно-просодического, синтаксического и сочетаемостного уровней (единообразие проявлений).

1. Семантические свойства смыслов ‘знать’ и ‘считать’

1.1. Предмет описания

Любые языковые смыслы предстают прежде всего в виде лексем данного языка. Поэтому сначала следует вычленить те лексемы глаголов знать и считать2, а также семантически производных от них существительных знание и мнение, которые являются прототипическими манифестантами соответствующих смыслов. Слова считать и мнение не создают никаких проблем, потому что они, в сущности, однозначны; ср. Я считаю, что попробовать стоит; Новый режиссер не разделял мнения актеров, что репертуар театра надо осовременить. Сложнее обстоит дело с многозначными словами знать и знание, у которых насчитывается до четырех лексем, не всегда соответствующих друг другу. У слова знание есть значение ‘эрудиция’ (ср. Его знания потрясали современников), которому не находится аналога в семантической структуре глагола знать. В свою очередь, у этого глагола выделяется значение ‘быть знакомым с кем-л.’ (ср. Он лично знал многих выдающихся деятелей своего времени), у которого нет аналога в семантической структуре слова знание. Эти тонкости, однако, касаются значений, которые в данной работе не рассматриваются. Поэтому нам достаточно будет выделить интересующее нас значение, а именно значение пропозиционального знания, на материале какого-то одного слова, скажем, существительного. У слова знание можно выделить четыре главные лексемы, различающиеся грамматическими формами, управляющими свойствами, сочетаемостью, а также наборами синонимов, антонимов и дериватов [4]. Ниже мы перечислим их с примерами и минимальными пояснениями. Вместо полных лексикографических толкований мы будем использовать более грубые перифразы значений. а) Знание 1 ≈ ‘информация о том, что имело или имеет место в действительности’ [пропозициональное знание] [5]; ср. знание, что он болен; знание того, в чем состоят причины кризиса; знание причин кризиса; только в форме ЕД; управляет формой РОД, придаточным предложением, вводимым союзом что, и некоторыми другими типами придаточных предложений, вводимых эксплетивным местоимением то; синоним - информация; дериваты - знать 1 (что он болен) и известно (что). б) Знание 2.1 ≈ ‘сведения о каком-л. объекте, понимание того, как он устроен и функционирует’ [знание-понимание]; ср. знание автомобиля <компьютера, лошадей>; знание литературы <музыки, архитектуры>; со знанием дела; только в форме ЕД; управляет формой РОД; синонимы - осведомленность, компетенция; антоним - незнание; дериват - специалист. в) Знание 2.2 ≈ ‘практическое владение чем-л., умение делать с данным предметом то, для чего он предназначен’ [знание-умение]; ср. знание методов статистики <приемов самбо>; знание иностранных языков; только в форме ЕД; управляет формой РОД; синоним - владение. г) Знание 2.3 ≈ ‘информированность’ [знание-эрудиция]; ср. обширные <глубокие> знания; прочные знания; знания в разных областях современной науки; получать <давать, приобретать> знания; обычно в форме МН; управляет предложно-именной группой в области + РОД; синонимы - начитанность, познания, эрудиция; неточный антоним - невежество; дериваты - знаток, знающий (человек). Существует большой класс употреблений слова знание, промежуточных между знанием 2.1, знанием 2.2 и знанием 2.3. Ср. знание народа <жизни, природы>; знание Москвы; Поэт, обладающий редким в наши дни знанием и чутьем языка, часто выводит свои стихи за пределы обычного понимания (В. Ходасевич, О. Мандельштам «Tristia». СТИХИ. 1922); Чувствуется знание темы, владение материалом (C. Довлатов, Ремесло). Мы, однако, ограничимся простой констатацией этого факта, потому что детальное рассмотрение промежуточных употреблений увело бы нас в сторону от основной темы. Нас будет интересовать только пропозициональное знание (лексемы знать 1 и знание 1), а оно хорошо противопоставлено другим видам знания. Помимо прототипических средств выражения пропозиционального знания смысл ‘знать’ выражается такими словами и устойчивыми словосочетаниями, как ведать 2 (ср. Я ведаю, что боги превращали / Людей в предметы, не убив сознанья (А. Ахматова)), быть в неведении, не иметь понятия, не иметь представления, узнавать 1.1, помнить, забывать, известно, общеизвестно, неизвестно, неведомо, заведомо, не секрет, сведения, информация и некоторыми другими. Смысл ‘считать’, в свою очередь, тоже выражается рядом менее прототипических для него слов и устойчивых словосочетаний, таких, как полагать, думать 2 (что будет дождь), находить 4 (что больной выглядит неплохо), предполагать, рассматривать 4 (что как что), смотреть 2 (на что как на что), подозревать 1 кого-л., прост. думать 4 <грешить 3> на кого-л. (= ‘неосновательно подозревать 1’), подозревать 2 что-л. (ср. Врач подозревал у больного туберкулез), высоко <низко> ставить кого-что, считаться, слыть, казаться 1, быть на хорошем <плохом> счету, быть таким-то в чьих-л. глазах, иметь цену <не иметь никакой цены> в чьих-л. глазах, взгляд 2, точка зрения и т. п.

1.2. Основные различия между знанием и мнением

Хотя глаголы знать 1 и считать 2, как уже было сказано выше, являются семантическими примитивами и, тем самым, истолкованию не подлежат (в определенной мере это относится и к существительным знание 1 и мнение), различия между ними могут быть уловлены и объективированы с помощью более свободных описаний значения. Как известно, главное различие между знанием и мнением определяется их отношением к истинности той пропозиции, в которой сообщается содержание данного знания или мнения. Знание принадлежит к классу фактивных предикатов, важнейшим свойством которых является так называемая пресуппозиция истинности знания, т. е. сохранение свойства истинности подчиненной пропозиции под отрицанием. Предложения типа Он знал, что друзья его предали и Он не знал, что друзья его предали в равной мере утверждают факт предательства друзей. Мнение принадлежит к классу путативных предикатов, которые не предполагают обязательной истинности того, что человек считает. Мнения могут быть неправильными, неверными, ложными, предвзятыми, субъективными, с ними можно спорить, их можно опровергать и т. п. Поэтому ни из предложений типа Он считал, что друзья его предали, ни из предложений типа Он не считал, что друзья его предали нельзя заключить, имело ли место предательство на самом деле или нет. Различие между утверждением о фактах и суждением о возможном положении дел мотивирует и все остальные семантические различия между фактивами и путативами. Перечислим их [6]. 1. Знание единственно, неизменно и не подлежит выбору: если кто-то знает, что Р, никакого другого знания на этот счет ни у кого быть не может. Мнения, наоборот, предполагают множественность оценок одного и того же предмета, допускают свободный выбор какой-то одной точки зрения из нескольких или многих возможных и подвержены изменению. Ср. считать иначе, разные мнения, столкновение мнений, идти против общего мнения, возражать против чьего-л. мнения, Мнения разделились, склоняться к мнению, отказаться <отойти> от мнения, укрепиться во мнении; Прежде и я всякого чудака считал больным, ненормальным, а теперь я такого мнения, что нормальное состояние человека - это быть чудаком (А. П. Чехов, Дядя Ваня). По указанной причине для мнений характерны ситуации полемики, спора, дискуссии. 2. Мнение имеет конкретного носителя и в большинстве случаев носит глубоко личный характер, т. е. персонифицировано. Это – своего рода неотчуждаемая принадлежность субъекта. Поэтому можно говорить о своем <собственном> и чужом мнении, мнении своего друга и т. п. По той же причине можно говорить Я так считаю <думаю>, Таково мое мнение, А как ты считаешь <думаешь>? Ср. также Какое же ваше личное мнение о Власове тех лет? Говорят, был самолюбив и чересчур обидчив? (Ю. Бондарев, Горячий снег). Знание не имеет авторства, оно деперсонифицировано. Поэтому не может быть ни своего, ни чужого знания. Нельзя сказать и *Я так знаю <ведаю>, *Таково мое знание <знание моего друга>, *А как ты знаешь? Если знать в каких-то условиях попадает в контекст слов так, как и т. п, то меняется либо значение знать, либо значение самих этих слов. Ср. ответную реплику вида Как знаешь <Как знаете> (Делай как знаешь) = ‘Поступай, как считаешь нужным’. 3. Прототипически мнение формируется актом воли конкретного человека; ср. составить себе мнение, изменить мнение, отказаться от мнения; Слушаю, мессир, - сказал кот, - если вы находите, что нет размаха, и я немедленно начну придерживаться того же мнения (М. Булгаков, Мастер и Маргарита). Ср. также форму СОВ счесть глагола считать, в которой указание на волю субъекта при формировании мнения выражено настолько явно, что она сближается по значению с глаголом решить и в ряде контекстов даже допускает замену на него: Он счел, что обсуждать больше нечего ≈ Он решил, что обсуждать больше нечего. Знание человек не формирует, а получает из какого-то внешнего источника, и поэтому само возникновение знания с волей субъекта никак не связано. В этом отношении интересен глагол узнать, у которого есть значения ‘получить знание от кого-л.’ (узнать1.1) и ≈ ‘спросить кого-л. о чем-л.’ (узнать 1.2). Узнать 1.1 управляет формой от кого-л., которая предполагает пассивного субъекта. Ср. Я узнал совершенно случайно от кого-то из попутчиков, что поезд в Твери не остановится. В таких случаях знание изображается как полученное мгновенно и совершенно независимо от воли субъекта. Именно поэтому субъект узнавать 1.1 может рассматриваться как субъект знания: он становится обладателем полного объема знания в момент его получения. Узнать 1.2, как и любой другой глагол с похожим значением (спросить, выяснить, поинтересоваться и т. п.), управляет формой у кого-л., которая предполагает активного агенса, ищущего знание и в момент поиска выступающего в качестве субъекта незнания. Ср. Он пошел узнать у диспетчера, когда приходит поезд из Минска. Различие между предлогами от и у в данном случае значимо: от и в других случаях вводит пассивного получателя какого-то объекта или информации, а у - активного агенса; ср. Он получил от командира странный приказ VS. Он получил у секретаря нужную справку. Этими различиями объясняется неправильность фраз типа *Он пошел <Он попытался, Ему удалось> узнать от диспетчера, когда прибывает поезд из Минска и *Я узнал совершенно случайно у кого-то из попутчиков, что поезд в Твери не остановится. С указанными различиями коррелирует и то обстоятельство, что узнавать 1.1 - моментальный глагол, не способный употребляться в актуально-длительном значении НЕСОВ. Между тем узнавать 1.2 - обычный предельный глагол, свободно используемый в актуально-длительном значении НЕСОВ, которое, при прочих равных условиях, высвечивает преднамеренный характер действия. Ср. - Что он там делает? - Узнает у проводника, какие будут остановки, но не - Что он там делает? - *Узнает от проводника, какие будут остановки [7]. 4. Для знания, поступающего из внешнего источника, требуется специальное хранилище. Таким хранилищем является память человека, откуда знание извлекается, когда в нем возникает нужда, и откуда оно со временем может выпадать. Мнения локализуются не в памяти, а в уме человека. Сами они не используются время от времени в готовом виде, а постоянно находятся в работе и корректируются с учетом меняющихся обстоятельств. Поэтому человек часто забывает то, что знал раньше, но обычно не забывает того, что считал. Ср. правильное Я ведь знал, что у него в этом году юбилей, но потом как-то забыл и не поздравил и гораздо менее естественное, если не вовсе невозможное Я ведь считал <думал>, что у него в этом году юбилей, но потом как-то забыл. 5. Поскольку знание получают, а мнение формируют, первое представляется как относительно более пассивное состояние сознания субъекта, чем второе. С этим связано различие в арсенале предикатов, из которого черпаются метафорические наименования для концептов знания и мнения. Оба концепта выражаются, в частности, глаголами и существительными, которые в своих исходных значениях называют некоторые типы восприятия. Однако метафоры знания чаще черпаются из класса предикатов со значением пассивного восприятия и не ограничены каким-то одним типом восприятия. Ср. глаголы видеть, слышать и чуять в следующих контекстах: Я хотел бы видеть [≈ ‘знать’], как будут использоваться мои деньги; Я уже от многих слышал [≈ ‘знаю’], что вы собираетесь нас покинуть; Народ правду чует [≈ ‘понимает, осознает']. Между тем метафоры мнения чаще черпаются из класса предикатов со значением активного восприятия, причем преимущественно зрительного, т. е. чаще всего образованы от основ глаголов смотреть, глядеть и взирать. Ср. Церковь стала рассматриваться как государственный институт [≈ ‘стала считаться таковым’], Как он посмотрит на ваше решение? [≈ ‘какое у него будет мнение по поводу вашего решения’], Я усматриваю в этом злой умысел [≈ 'считаю, что есть’], Гляди на вещи просто [≈ ‘считай, что все просто’], Попытайтесь взглянуть на его поступок другими глазами [≈ ‘составить другое мнение о его поступке’]; - Ну-с, Марлуша, как ты на это дело взираешь? - наконец вопросило “Видное лицо” (В. Аксенов, Остров Крым). Ср. также лексемы взгляд 2, воззрение, мировоззрение - все со значением ‘мнение’ или ‘система взглядов’. 6. Прототипическое знание представляется как движущееся из внешнего мира к субъекту. Особенно красноречивы в этом отношении метафоры иррационального понимания типа И тут его осенило, Его озарила догадка, До него дошло и т. п. [8]. Такие факты можно счесть аргументом в пользу изложенного представления о движении знаний, ибо понимание в конечном счете сводится к знанию; см. [Апресян 1995: 49-50]. Нужно обратить внимание и на другое обстоятельство. Поскольку знание представляет ценность само по себе, безотносительно к своему носителю, человек стремится аккумулировать его в как можно большем объеме и часто прилагает специальные усилия для его получения. Однако даже в том случае, когда человек активно ищет знание, оно все-таки представляется как идущее из внешнего мира к субъекту. Этот аспект знания находит отражение в хорошо развитом фрагменте глагольной лексики, которая связана с идеей активного приобретения знания. Ср. следующие синонимические ряды русского языка: а) спрашивать, осведомляться, справляться, интересоваться 1.1 (ср. Он поинтересовался, где я так здорово научился говорить по-китайски), любопытствовать, вопрошать, запрашивать; б) расспрашивать, выспрашивать, выпытывать, допытываться; в) опрашивать, допрашивать; г) узнавать 1.2 (что-л. у кого-л.), выяснять, интересоваться 1.2 (ср. Следователи особенно (за)интересовались его американскими родственниками); д) разузнавать, дознаваться, выведывать; е) высматривать, вынюхивать [9]. Во всех этих рядах отражено представление о движении знания из внешнего мира к субъекту. Мнения и в этом отношении противопоставлены знанию. Конечно, для правильной ориентации в мире полезно знать мнения других людей, потому что мнения являются концентрированным выражением личности человека. В связи с этим чужими мнениями интересуются, о них спрашивают, их выясняют <узнают> и т. п. Но это делают не для того, чтобы обогатить свое собственное “я”, т. е. свой внутренний мир еще одним мнением, а для того, чтобы расширить свое знание внешнего мира за счет знания мнений другого человека. Следовательно, и в этом случае речь идет о движении знания из внешнего мира к субъекту, а не о движении мнений в этом направлении. Движение мнений как таковых имеет прямо противоположное направление - они склонны к экспансии во внешний мир. Каждая личность заинтересована в том, чтобы как можно больше людей разделяло ее взгляд на конкретную ситуацию и на жизнь вообще. Поэтому человек не только экстериоризирует свои мнения - выражает <высказывает, излагает> их, делится <обменивается> ими и т. п., но и активно, а иногда даже агрессивно внедряет их в чужое сознание. Ср. убеждать <уверять> кого-л. в чем-л., доказывать 2 <внушать, нашептывать> кому-л. что-л. (ср. Мать доказывала <внушала> мне, что мне еще рано жениться), навязывать кому-л. свои мнения <свою точку зрения>, разг. распропагандировать <обработать> кого-л., обрабатывать общественное мнение, разг. промывать мозги кому-л. и т. п. Итак, главное направление в движении мнений - от человека во внешний мир. 7. И знание, и мнения имеют определенную ценность. При этом ценность знания определяется преимущественно типом источника, из которого оно получено. Оно оценивается тем выше, чем необычнее этот источник. Особенно ценится знание, полученное любым неэмпирическим путем, в частности, от высшей силы. Этот аспект знания проявляется в словосочетаниях типа божественное <высшее, возвышенное, вещее, мистическое, сверхъестественное, сокровенное> знание, невозможных или нехарактерных для мнения. Ср. Что же возвышало их [детей] над нами? Невинность или некое высшее знание, пропадающее с возрастом? (Ю. Казаков, Во сне ты горько плакал); Но не только улыбка - лицо твое приобрело выражение возвышенного, вещего знания, – каждое мгновение оно становилось иным, но общая гармония его не угасала, не изменялась (Ю. Казаков, Во сне ты горько плакал). Еще отчетливее этот смысл представлен в глаголе ведать и в классе этимологически родственных ему слов типа вещий, вещун, Благовещение и т. п., в значение которых входит указание на провидческий или мистический характер знания или на то, что обладатель знания получил его от высшей силы [10]. Ср. Ты ведаешь, что некий свет струится / Объемля все до дна, / Что ищет нас, что в свисте ветра длится / Иная тишина (А. Блок); Я сейчас предсказывать способна / Вещим ясновиденьем сивилл (Б. Пастернак); Народ говорит, что мул есть создание вещее, редкое по сокровенности чувств и помыслов, по уму и чуткости ко всему тайному и дивному, чем полон мир (И. Бунин, Мистраль). Ценность мнений определяется главным образом интеллектуальным или социальным весом их носителей - умом человека (дельное мнение), его опытом (авторитетное мнение, прислушиваться к мнению), нетривиальностью его мышления (оригинальное <интересное> мнение), его положением в социальной иерархии или в личном мире субъекта оценки (считаться с мнением, дорожить мнением), количеством людей, которые его разделяют (ср. общественное <всеобщее> мнение, с одной стороны, и ходячее <расхожее> мнение, с другой).

2. Классы единиц, в которые входят смыслы ‘знать’ и ‘считать’

Семантические компоненты ‘знать’ и ‘считать’ (или ‘знание’ и ‘мнение’) входят в значения языковых единиц разной природы – лексических, синтаксических, словообразовательных и морфологических. В ряде случаев они становятся основой бинарных оппозиций, включая синонимические.

2.1. Лексика

Если человек А ведет кого-то в место Х, то это в норме предполагает, что А знает путь в Х. Человек А ищет <разыскивает> вещь В, когда он не знает, где В находится. Мы говорим, что какая-то вещь исчезла <пропала, куда-то делась>, если она перестала находиться в том месте, где была раньше, и мы не знаем, где она находится в момент высказывания. Память Х-а это мыслимая как полый объект часть сознания Х-а, предназначенная для долговременного хранения того, что человек знает. Человек помнит Р (адрес, телефон и т. п.), если в какой-то момент в прошлом он знал Р, если позднее это знание могло выпасть из его памяти, но не выпало, и он знает это в момент наблюдения. Человек забыл Р, если в какой-то момент в прошлом он знал Р, но позднее это знание выпало из его памяти, и он не знает этого в момент наблюдения, причем он сам или говорящий знает, что он этого не знает [11]. Мы убеждаем человека в чем-то, когда хотим, чтобы он считал то же, что думаем мы сами. А приписывает Х-у В (например, этот поступок, дурные намерения) = ‘А считает, что Х сделал или имеет В’; А относит В к Х-у (ср. относит его дерзость к отсутствию выдержки) = ‘А считает Х причиной В’; А возводит В к Х-у (ср. возводит рукопись к ХI веку) = ‘А считает, что В восходит к Х-у’; Х притворяется, что Y = ‘не делая Y, не будучи в состоянии Y или не имея свойства Y, X подражает типичному поведению человека, который делает Y, находится в состоянии Y или имеет свойство Y, чтобы Z считал, что X - Y, потому что Х считает, что это поможет ему достичь цели’; А хвастается Х-м = ‘А говорит, обычно с преувеличениями, о том особенном Х, который он или кто-то из его личной сферы имеет или сделал, считая, что собеседник будет лучше о нем думать’. Если исключить ситуации риторического, экзаменационного и другие подобных типов «ненастоящих» вопросов, А спрашивает В о Р в том случае, когда он не знает чего-то о Р, хочет знать это и знает или считает, что В располагает нужной ему информацией. А сомневается в Р, когда он не знает, Р или не Р, и считает, что скорее не Р. Х ошибается, думая Р = ‘Х думает, что Р; говорящий считает или знает, что не Р; говорящий считает, что Х думает Р, потому что не знал фактов или не понял их’. В паре синонимов советовать - рекомендовать первый синоним в типичных употреблениях содержит указание на мнение субъекта о том, как адресату лучше всего поступить в рассматриваемой ситуации, а второй – на его знание, что надлежит делать. Ср. Советую погулять <поспать> до обеда, Врачи рекомендовали ему сократить рабочий день до трех часов. Поскольку рекомендация опирается на знание, рекомендовать в целом более категорично и решительно, чем советовать. В частности, этот глагол не встречается в контексте слов, обозначающих неуверенность, между тем как для советовать такой контекст вполне допустим. Ср. неуверенно посоветовать при неправильности неуверенно порекомендовать. Тем же семантическим различием мотивировано и различие в наборе грамматических форм двух глаголов (см. ниже раздел 3.1) [12]. Похожее различие представлено и в паре синонимов советоваться - консультироваться (с кем-л. по поводу чего-л.): первый глагол предполагает обращение к мнениям собеседника и его жизненному опыту в ситуации, когда субъект не может сам решить свои проблемы, а второй - к его профессиональному знанию. Более тонкая оппозиция фактивности и путативности представлена в паре значений союзов когда 1 (временного) и устар. когда 2 (условного, ср. Шутить не время. Дай ответ / Когда не хочешь пытки новой (А. С. Пушкин, Полтава)). Временное значение когда относит высказывание к действительному миру, миру фактов: оно реализуется, когда говорящий знает, что описываемые события имели, имеют или будут иметь место. Условное значение когда относит высказывание к возможному, но еще не существующему миру: оно реализуется, когда говорящий считает, что обсуждаемые события могут произойти. По указанной причине предложения с условным когда требуют постановки сказуемого и в главном, и в придаточном предложении в форму непрошедшего времени. Сказуемое в форме прошедшего времени изъявительного наклонения (в собственных значениях последних) сразу переводит высказывание в мир фактов и возможно только при временном когда [13].

2.2. Синтаксис, морфология, словообразование

Семантическая оппозиция ‘знание’ - ‘мнение’ ярче всего проявляется в сфере глагольного управления. Так, многие глаголы, в значение которых входит отрицательная оценка каких-то поступков или свойств человека, подчиняют два ряда предложно-именных групп, обозначающих предосудительный поступок или свойство адресата, - за + ВИН и в + ПР. Первый тип управления вводит в рассмотрение факт, т.е. знание того, что адресат сделал или имеет что-то плохое. Ср. ругать кого-л. за беспорядок в комнате, укорять кого-л. за опоздание, осуждать кого-л. за неявку на собрание, наказывать кого-л. за непослушание [беспорядок, опоздание, неявка на собрание, непослушание действительно имели место]. Второй тип управления, как правило, вводит в рассмотрение гипотетическое положение дел, т. е. мнение субъекта или его интерпретацию фактов. Ср. подозревать кого-л. в убийстве, обвинять кого-л. в черствости [неясно, совершил ли некий человек убийство, проявил ли кто-то черствость]. Иногда такое альтернативное управление свойственно одной и той же лексеме, с сохранением семантической оппозиции ‘знание’ - ‘мнение’ при разных управляемых формах; ср. упрекать кого-л. за черствость [черствость была реально проявлена] VS. упрекать кого-л. в черствости [не исключена предвзятость субъекта, который принял за черствость, например, простую сдержанность адресата] [14]. В сфере морфологии та же оппозиция семантических компонентов ‘знание’ - ‘мнение’ представлена потенциальными значениями форм НЕСОВ и СОВ по крайней мере в некоторых употреблениях последних, в частности, в употреблениях, где речь идет о физических возможностях конкретного объекта. Ср. Он поднимает 500 килограмм - Он поднимет 500 килограмм, Она пробегает стометровку за десять секунд - Она пробежит стометровку за десять секунд, Этот автомобиль развивает скорость до 200 километров в час - Этот автомобиль разовьет и большую скорость. Х делает Р [например, поднимает 500 килограмм] = ‘Х может сделать Р; говорящий утверждает это, потому что знает, что Х делал это раньше’; Х сделает Р [например, поднимет 500 килограмм] = ‘Х может сделать Р; говорящий утверждает это, потому что при восприятии Х-а (непосредственном или опосредованном) у него сложилось такое мнение’. Что касается словообразования, то стоит отметить один словообразовательный тип, правда, небольшой по объему, позволяющий стандартно выражать ссылку на чье-л. мнение. Это производные от притяжательных прилагательных мой, твой, ваш, прост. ихний в форме ДАТ с приставкой по-, имеющие значение вида ‘согласно мнению такого-то’. Ср. По-моему [= Я думаю, Мне кажется], на завтра назначено заседание ученого совета; По-твоему <по-вашему>, сделать уже ничего нельзя.

3. Несемантические рефлексы смыслов ‘знать’ и ‘считать’

Ниже мы рассмотрим морфологические, коммуникативно-просодические, синтаксические и сочетаемостные рефлексы исследуемых смыслов.

3.1. Морфологические рефлексы

1. Представление о единственности пропозиционального знания отражается в том, что лексема знание 1, в отличие, например, от знания 2.3 (эрудиции, ср. обширные знания, давать <получать> знания), используется исключительно в форме ЕД. Между тем слово мнение имеет обе числовые формы, что непосредственно отражает возможность существования разных мнений об одном и том же предмете. 2. В области глагольных форм интересно проявляют себя идеи персонифицированности мнения и деперсонифицированности знания. В паре синонимов советовать - рекомендовать, как мы уже говорили, первый синоним в типичных употреблениях содержит указание на мнение субъекта о том, как адресату лучше всего поступить в рассматриваемой ситуации, а второй - на его знание, что надлежит делать (см. примеры выше). Этим семантическим различием мотивировано различие в наборе грамматических форм двух глаголов. Поскольку знание деперсонифицировано и легко отчуждается от его носителя, глагол рекомендовать свободно употребляется в форме СТРАД с устраненным субъектом; ср. При малейшей неисправности в сети рекомендуется выключать электроприборы. У глагола советовать формы СТРАД нет вообще, потому что мнения принадлежат конкретному человеку и от автора, как правило, не отчуждаются [15]. Аналогичным образом могут различаться и разные лексемы одного слова. Таковы, например, лексемы доказывать 1 (ср. Эйнштейн доказал, что при увеличении скорости физического тела до световой его масса становится бесконечной) и доказывать 2 (ср. Она доказывала мне, что сейчас нельзя ехать на Кавказ <что мне еще рано думать о женитьбе>). Первая из них вводит представление о новом знании, равно открытом всем людям, т. е. обозначает демонстрацию общей истины, не имеющей конкретного адресата; поэтому, кстати, в данном случае невозможно управление формой ДАТ, весьма характерное для доказывать 2. Действие, обозначаемое глаголом доказывать 2, направлено на изменение мнений конкретного адресата. Это различие между доказывать 1 и доказывать 2 тоже проявляется в возможности формы СТРАД в первом случае и ее невозможности во втором. Ср. Эта теорема доказывается совсем просто, но не *Легко доказывается, что мне еще рано думать о женитьбе [16].

3.2. Коммуникативно-просодические рефлексы

1. Передавая информацию об истинном положении дел, фактивные слова даже вне рематизирующего контекста (не под отрицанием, не в конце предложения) могут нести на себе главное фразовое ударение и быть ремой высказывания; ср. Я ↓ знал что он приезжает во вторник. Путативные слова, вводящие суждение, которое может быть как истинным, так и ложным, никогда не несут главного фразового ударения вне рематизирующего контекста и обычно принадлежат теме высказывания. Ср. Я считал, что он приезжает во ↓ вторник. Единственный тип фразового ударения, которое они могут нести в такой позиции, - это логическое, или контрастное ударение, с коммуникативной функцией контрастной ремы. Ср. Вы ↓↓ считаете, что за вами установлено негласное наблюдение, или вы это ↓↓ знаете? 2. Знать, как было сказано тяготеет к положению в реме высказывания, а считать, полагать, думать и т. п. - к положению в его теме. Поэтому знать допускает постпозицию главного предложения по отношению к придаточному, т. е. вынос в прототипическое для ремы положение в конце предложения, а считать и его синонимы - нет. Ср. Что договор уже подписан, я знал; Что власть большевиков кончится, мы - знаем, хотя никто не может предсказать, когда - это произойдет (В. Ходасевич). Невозможно, однако, *Что договор уже подписан, я считал <думал, полагал> [17].

3.3. Синтаксические рефлексы

Мы начнем рассмотрение материала с управляющих свойств (способов выражения валентностей субъекта, содержания и т. п.), а затем перейдем к другим синтаксическим свойствам фактивов и путативов. 1. Валентность субъекта ментального состояния свободно выражается при глаголах знать и считать. Что касается существительных знание и мнение, то валентность субъекта, особенно в форме РОД, вполне свободно выражается лишь у второго из них; ср. мнение автора, что Р (подтверждается и нашими данными), но не знание автора, что Р (подтверждается и нашими данными). Ср. также Вы хотите знать мое мнение естественника? Может быть, как-нибудь в другой раз? (Б. Пастернак, Доктор Живаго), где знание было бы совершенно невозможно. Объясняется это тем, что мнение присуще отдельной личности, а знание деперсонифицировано. Данное свойство знания аналогичным образом проявляется и в сочетаемости слова знание; см. ниже пункт 5 в разделе 3.4. 2. Валентность содержания и при глаголах, и при существительных обоих классов может выражаться придаточным предложением, вводимым союзом что; ср. Он знал <считал>, что катастрофа неизбежна; Знание, что его болезнь неизлечима, парализовало его волю; Мнение лучших кардиологов, что спасти его может только хирургическое вмешательство, заставило его решиться на операцию. При большинстве слов, имеющих значение мнения, валентность содержания может, кроме того, реализоваться придаточным предложением, вводимым союзом будто, который подчеркивает неистинность мнения. Ср. Но неверно распространенное мнение, будто - для Сологуба жизнь абсолютно мерзка, груба, грязна (В. Ходасевич, Сологуб); Многие считают <думают>, будто психоанализ является эффективным методом лечения душевных заболеваний. Для слов со значением знания такое управление по семантическим причинам невозможно. Другой интересный способ насыщения валентности содержания характерен для полуфактивных стативных глаголов восприятия видеть 1.1 и слышать 1.1 в отрицательных предложениях. Оба глагола в контексте отрицания управляют придаточным предложением, вводимым либо союзом что, либо союзом чтобы; ср. Я не видел, что он целовал Лену, Я не слышал, что он кричал; Я не видел, чтобы он целовал Лену, Я не слышал, чтобы он кричал. При этом управление вида что + Р вводит представление о факте, т. е. знание того, что описываемое событие действительно имело место. Поэтому что-предложения допускают усиление фактивности за счет введения безусловно фактивной частицы и: Я и не видел, что он целовал Лену, Я и не слышал, что он кричал. Управление вида чтобы + Р вводит представление о гипотетическом положении дел. Об этом свидетельствует, в частности, невозможность введения в соответствующие предложения безусловно фактивной частицы и. Ср. неправильность *Я и не видел, чтобы он целовал Лену, *Я и не слышал, чтобы он кричал. При существительном знание валентность содержания выражается, кроме того, конструкциями вида знание того, что и знание + РОД, невозможных для мнения; ср. Знание того, что его болезнь неизлечима, парализовало его волю; знание адреса <телефона>, знание причин кризиса, знание всех последствий инфляции. Ближайшая к ней конструкция со словом мнение имеет вид мнение о + ПР. Она выражает содержание мнения при условии, что позиция ПР заполняется предикатным существительным; ср. Да кажется, и всеобщее мнение о моей талантливости было преувеличено (Н. Тэффи, Собака). Для слова знание эта конструкция нехарактерна; ср. сомнительность знание о причинах кризиса. И у глаголов знания, и у глаголов мнения единая семантическая валентность содержания может расщепляться на две синтаксические валентности - валентность темы и валентность собственно содержания. Однако формы этого расщепления по большей части различны. У глаголов знания тема реализуется предложно-именной группой о + ПР, а содержание - сентенциальными местоимениями типа то, это, что, что-нибудь, что-либо, ничего и т. п. в форме ВИН; ср. - Что ты знаешь о его планах- – Только то, что он собирается на Канары [18]. У путативных глаголов (за исключением думать) валентность темы реализуется формой ВИН, а валентность собственно содержания - формой ТВОР (при глаголах считать, полагать, находить, признавать) и некоторыми союзно-именными группами (при глаголах рассматривать, смотреть и некоторых других). 3. На только что рассмотренный материал можно взглянуть и с несколько другой точки зрения. Поскольку мнения часто являются оценочными суждениями, путативные слова управляют разного рода квалификативными конструкциями, в которых отдельными формами выражаются тема (предмет) оценки и ее содержание: считать <полагать, находить, признавать> кого-что [тема] каким [содержание], рассматривать что [тема] как что [содержание], смотреть на что [тема] как на что [содержание], мнение о нем [тема] как о хорошем отце [содержание] и т. п. Ср. Я считаю <нахожу> ее красивой <умной>, Мы рассматриваем это как должностное преступление, Никто не разделяет вашего мнения о нем как о талантливом ученом. Ср. также высокое <невысокое, низкое> мнение о ком-чем-л., хорошее <плохое> мнение о ком-чем-л., ставить высоко <невысоко, низко> кого-что-л., хорошо <плохо> думать о ком-чем-л., быть высокого <невысокого> мнения о ком-чем-л. Словам со значением знания такие квалификативные конструкции противопоказаны. В конструкциях типа Она знала его здоровым, внешне похожих на конструкции типа Она считала его здоровым, на самом деле представлена и другая синтаксическая конструкция (копредикативная, с временным значением ‘знала его, когда он был здоров’), и другое значение глагола знать (≈ '‘быть знакомым’). 4. У глагола знать и семантически родственных ему существительных есть валентность внешнего источника, которая реализуется предложно-именными группами вида из + РОД, от + РОД, в + ПР и т. п. Ср. сведения <информация> из первых рук; Откуда ты это знаешь <тебе это известно>?; Я знаю <узнал> это от друзей <из газет >. Мнение никакого внешнего источника не предполагает, и поэтому путативные слова подобными группами не управляют; ср. неправильность *Откуда ты это считаешь <думаешь>? 5. В свою очередь, слова со значением мнения предполагают причину, т. е. факты, рассуждения и умозаключения, на основе которых человек формирует свой образ мира. Поэтому путативы подчиняют обстоятельства причины. Ср. Почему ты так думаешь?; Поэтому я считаю, что беспокоиться нечего. У знания причины нет. Поэтому неправильно *Почему ты это знаешь? 6. Специфика предикатов мнения проявляется еще в одной особенности их синтаксического поведения. Обозначая изменчивые ментальные состояния человека, они приобретают способность употребляться в сравнительных придаточных предложениях типа За лето дети выросли больше, чем мы думали; Озоновый слой атмосферы истощается быстрее, чем считали раньше. Предикаты знания в таких конструкциях невозможны; ср. неправильность *За лето дети выросли больше, чем мы знали; *Озоновый слой атмосферы истощается быстрее, чем знали раньше. 7. Весьма существенны различия в синтаксическом поведении глаголов знания и мнения в контексте отрицания. Глаголы мнения типа считать и думать прозрачны для отрицания в том смысле, что могут перемещаться от такого глагола к предикату придаточного предложения без существенного изменения значения высказывания; ср. Я не считаю <не думаю>, что ваши разногласия (уже) преодолены ≈ Я считаю <думаю>, что ваши разногласия (еще) не преодолены. Между тем через глаголы знания отрицание не проходит; высказывания типа Я не знал, что ваши разногласия (уже) преодолены и Я знал, что ваши разногласия (еще) не преодолены коренным образом различаются по значению.

3.4. Сочетаемостные рефлексы

Описанные различия между смыслами ‘знать’ и ‘считать’ особенно ярко отражаются в сочетаемости слов с соответствующими значениями. 1. Прежде всего, фактивы и путативы ведут себя по-разному в контексте общеоценочных наречий хорошо, прекрасно, отлично, твердо и т. п. Знание допускает положительную оценку; ср. Он хорошо <прекрасно, точно, твердо> знал, что за ним установлена слежка. Правда, такая положительная оценка весьма условна. Хорошо знать, что Р и просто знать, что Р семантически более или менее эквивалентны. Более того, минимально и различие между хорошо знать, прекрасно знать и точно знать. Во всяком случае, оно ощутимо меньше, чем, например, различие между хорошо ответить на вопрос, прекрасно ответить на вопрос и точно ответить на вопрос. Объясняется это тем, что знание не имеет качества и поэтому не может оцениваться как хорошее или плохое. Добавление оценки хорошо к знать дает эффект усиления или подчеркивания смысла ‘истинность’, и без того заложенного в знать, но не создает нового смысла. Путативы, наоборот, не сочетаются с общеоценочными наречиями и прилагательными типа хорошо, прекрасно, отлично, хороший, прекрасный и т. п. в требуемом значении; ср. неправильность *Он хорошо <прекрасно> считал <думал>, что за ним установлена слежка. Правильные словосочетания хорошее <плохое> мнение о ком-чем служат средством выражения оценки не самого мнения, а его предмета; ср. Он постепенно - усвоил манеры баловня, удачника и вообще укрепился в хорошем мнении на собственный счет (Н. Кожевникова). Тем же семантическим свойством знать и других фактивов объясняется и его несочетаемость (в прототипической конструкции с союзом что) со словами общеотрицательной оценки типа плохо; ср. неправильность *Он плохо знал, что за ним установлена слежка. Единственный смысл, который можно было бы придать словосочетаниям типа плохо знать, - кванторный: если плохо знает, значит, чего-то не знает, знает не все и т. п. Но истинность нельзя квантифицировать или как-то иначе дозировать, ее не может быть немного, мало или чуть-чуть. Лишь при управлении косвенным вопросом знать допускает и отрицательную оценку; ср. Он плохо знает, кто его настоящие враги. Это объясняется тем, что косвенный вопрос не может обозначать никакого факта. Поэтому фактивность знать, как и других подобных слов, в таком контексте несколько размывается. 2. Фактивы и путативы ведут себя по-разному и в контексте наречий и прилагательных со значением истинности - ложности типа правильно, неправильно, ошибочно, правильный, неправильный и т. п. Слова знать, знание и другие подобные предикаты не встречаются в контексте таких наречий и прилагательных; ср. невозможность *Он правильно <неправильно> знал, что за ним установлена слежка, *Его правильное знание, что за ним следят, ничем ему не помогло. Неграмматичность таких словосочетаний коренится в том, что они либо внутренне плеонастичны (правильно знал), либо противоречивы (неправильно знал). Путативы, наоборот, свободно употребляются в контексте таких слов. Ср. правильно <неправильно, ошибочно> считать, что Р; правильное <неправильное, неверное, ошибочное, субъективное, предвзятое> мнение; Да я тебя и не заставляю совершать зло, говорит дьявол, я просто думаю, что ты о нем неправильного мнения (Ф. Искандер, Кролики и удавы). 3. Другая большая группа различий в сочетаемости слов со значением знания и мнения связана с идеями выбора, изменения и становления и проявляется в способности существительного мнение и соответствующих глагольных предикатов сочетаться со словами, в значение которых так или иначе входят смыслы ‘другой’ и ‘совпадающий’. Ср. другое <чужое, такое же> мнение, изменить свое мнение, расходиться во мнениях, соглашаться с чьим-л. мнением, Я тоже так думаю <считаю>, А я думаю <считаю> иначе и т. п. Слова знание и знать в контексте таких слов, как правило, не встречаются. 4. Семантические особенности концепта мнения проявляются, кроме того, в сочетаемости путативных глаголов с модальными предикатами со значением возможности (можно), готовности (склонен, готов) и долженствования (надо, заставлять, вынуждать), а также с фазовыми глаголами со значением начала и продолжения. Ср. Можно подумать, что вы впервые об этом слышите; Я склонен считать, что он не вполне откровенен с вами; Он, надо думать, не откажется от этого предложения; Это заставляет меня усомниться в его искренности; Его отказ от участия в этой работе вынуждает меня считать, что он не интересуется наукой; Я начинаю <продолжаю> думать, что он не так прост, как кажется. Глагол знать с перечисленными типами предикатов не сочетается, так как знание, в отличие от мнения, единственно и неизменно. 5. Различия между концептами знания и мнения отчетливо проявляются, кроме того, в сфере сочетаемости с лексико-функциональными глаголами класса OPER1. Поскольку у мнения всегда есть конкретный носитель, для этого слова характерны словосочетания с глаголами класса OPER1 (в том числе с суперпозициями типа INCEPOPER1, CONTOPER1 и т. п.), при которых субъект мнения выполняет синтаксическую функцию подлежащего, а само мнение – функцию дополнения [19]: быть такого-то мнения, держаться <придерживаться> мнения, разделять чье-л. мнение, оставаться при своем мнении, сойтись на мнении и т. п. Ср. Я такого мнения, Ермолай Алексеич: народ добрый, но мало понимает (А. П. Чехов, Вишневый сад); Оставшийся при особом мнении Паниковский принялся за дело с большим азартом (И. Ильф, Е. Петров, Золотой теленок); Наконец сошлись на мнении Иллариона, что обладателю брюк, подобных моим, следует поступить на экономический факультет (Н. Думбадзе, Я, Бабушка, Илико и Илларион). Слово знание с такими глаголами не сочетается; см. также пункт 1 в разделе 3.3. Итак, рефлексы семантических свойств фактивности и путативности действительно обнаруживаются во всех несемантических свойствах предикатов знания и мнения - морфологических, просодических, синтаксических и сочетаемостных. Итак, рефлексы семантических свойств фактивности и путативности действительно обнаруживаются во всех несемантических свойствах предикатов знания и мнения - морфологических, просодических, синтаксических и сочетаемостных.

Информационные партнеры

Тихоокеанский государственный университетМинистерство образования и науки Хабаровского краяХабаровский краевой центр новых информационных технологий ТОГУХабаровская краевая образовательная информационная сетьРегиональная база информационных ресурсов для сферы образованияХабаровский краевой образовательный портал «Пайдейя»Хабаровский краевой центр информационных технологий и телекоммуникацийInternational Conference on Nuclear Theory in the Supercomputing EraПортал Хабаровска - Реклама в Хабаровске Первая социальная сеть дачников
Создание сайта в Seogram
Каталог сайтов Всего.RU Каталог сайтов OpenLinks.RU