К ДИНАМИКЕ УЗУСА (ЯЗЫК ПУШКИНА И СОВРЕМЕННОЕ СЛОВОУПОТРЕБЛЕНИЕ) - Научные исследования и инновации в Хабаровском крае
[4]
На главнуюКарта сайтаНаписать письмо
СтатьиРусский язык > К ДИНАМИКЕ УЗУСА (ЯЗЫК ПУШКИНА И СОВРЕМЕННОЕ СЛОВОУПОТРЕБЛЕНИЕ)

К ДИНАМИКЕ УЗУСА (ЯЗЫК ПУШКИНА И СОВРЕМЕННОЕ СЛОВОУПОТРЕБЛЕНИЕ)

0. Известно, что основные грамматические характеристики русского языка практически не изменились со времен Пушкина. Обнаруживаются лишь отдельные изменения в употреблении падежей – например, в конструкциях типа дубовыми, тесовыми ворота (ср. также разными образы у Ломоносова – формы, которые уже в пушкинскую эпоху воспринимались как устаревшие и использовались как средство стилизации); изменения в интерпретации функции возвратных глаголов как пассивных или декаузативных (см. работы Е. В. Падучевой) и некоторые другие. Особенно интересно, что грамматика у Пушкина воспринимается как более современная, чем у многих авторов, писавших в одно с ним время и даже после него. Е. В. Падучева [в печати] отмечает, что, например, конструкция accusativum cum infinitivo, встречающаяся у Грибоедова, не встречается в произведениях Пушкина. В качестве еще одного примера приводятся пассивные причастия, употреблявшиеся раньше и статально и событийно: например, ответ получен вчера в смысле ‘был получен’. У Пушкина пассивные причастия употребляются только статально, т.е. в соответствии с действующими сегодня правилами. В. Г. Гак [1999: 28] отмечает, что принципы построения высказываний в пушкинской прозе принципиально не отличаются от современных норм и, вопреки распространенному мнению, поддерживаемому такими авторитетами, как В. В. Виноградов [1935; 1980] и Б. В. Томашевский [1990], не несут следов французского влияния. Тем не менее при сопоставлении языка прозаических произведений Пушкина с современными нормами словоупотребления, т.е. на уровне выбора слов и правил их сочетаемости, можно прийти к прямо противоположным выводам. Создается впечатление, что, в отличие от основных грамматических параметров, лексические и прагматические особенности речи (которые, кстати, тоже могут оказаться до известной степени системно обусловленными) очень сильно изменились за последние 160-170 лет. Причем дело не только в том, что появились новые слова и значения. Изменения такого рода предсказуемы и во многом объясняются экстралингвистическими причинами. Гораздо менее тривиальными представляются изменения в правилах сочетаемости, глагольного управления, в предпочтительности тех или иных конструкций, того или иного порядка слов или изменения, связанные с различным фокусированием определенных частей семантической структуры, с появлением или стиранием тех или иных импликатур дискурса и т.п. Основная цель данной работы – анализ и описание подобных изменений в их сопоставлении с современным узусом. Анализ такого рода может оказаться полезным для выявления некоторых общих тенденций в развитии лексической системы. При наличии достаточно полного материала можно будет поставить вопрос о том, в каких случаях мы имеем дело с «капризами узуса», а в каких – с глубинными и взаимосвязанными изменениями, ведущими к постепенной перестройке лексической системы. Пока задаваться подобными вопросами явно преждевременно. Для того, чтобы такие вопросы могли быть грамотно сформулированы, необходимо проанализировать все случаи, в которых словоупотребление не соответствует современным нормам. Лишь наличие относительно полного описания позволит сказать, имеем ли мы дело с некой языковой случайностью или с глубинными изменениями в лексической системе. Пока же мы можем с уверенностью утверждать лишь то, что анализируемые факты употребления языка являются нестандартными с точки зрения нормы нашего времени. Иными словами, при отсутствии достаточных оснований для системно значимых утверждений эти феномены предпочтительно описывать в терминах узуса, оставляя в стороне проблему системности изменений, произошедших в области лексической семантики. Такой способ описания используется в данной работе в качестве основного. Там, где это возможно и осмысленно, на уровне гипотез будут предложены объяснения наблюдаемых изменений. Дополнительная трудность заключается в том, что на основании текстов одного автора не всегда можно с гарантией делать вывод об изменении узуса, поскольку нельзя исключить наличие индивидуально-авторских употреблений, не соответствовавших узуальным нормам своего времени. Однако принято считать, что по сравнению с языком других авторов проза Пушкина представляет собой в этом плане относительно надежный материал, поскольку известно, что в своих прозаических произведениях Пушкин стремился к максимальной формальной простоте и старался использовать лишь те слова и выражения, которые не ощущались как выходящие за рамки общелитературного употребления (см., например, [Виноградов 1980: 237]. Исследование проводится в основном на материале «Пиковой дамы» (далее – ПД); в отдельных случаях мы обращались и к другим прозаическим произведениям Пушкина. Необходимо обратить внимание на отличие нашего подхода от некоторых в принципе сходных исследований. Например, в работе А. Б. Пеньковского [1999] на примере слов типа скука, тоска, хандра, лень и их производных показано, как некоторые лексические единицы со временем меняют свое значение таким образом, что подлинные авторские интенции оказываются недоступными для понимания. Так, скука понималась в эпоху Пушкина не в современном смысле, а как ‘тягостное душевное чувство, томление’, не связанное с идеей ‘отсутствия дела или занятий’ [Пеньковский 1999: 167]. Открытым остается, однако, вопрос, насколько часто встречаются подобные семантические сдвиги и, следовательно, в какой степени пушкинские тексты, создавая иллюзию ясности и прозрачности, ускользают от истинного понимания. В любом случае, в данной работе мы преследуем иные цели. В центре нашего внимания находится, как уже было сказано, не изменение семантики отдельных слов, а сдвиги в узуальных правилах построения высказываний. Иными словами, нас интересуют не те случаи, в которых правильное понимание оказывается затрудненным, при том, что высказывание выглядит абсолютно современным (ср. подобную постановку задачи также в [Еськова 1999]) [1], а прямо противоположные случаи, когда изменяется общепринятый способ выражения некоторого заданного смысла. 1. Наиболее простой и ясный пример узуального сдвига в лексиконе – это изменение лексической сочетаемости (в смысле [Апресян 1974], когда определенное слово меняет своего стандартного контекстуального партнера, причем данная замена не выводится из значений соответствующих слов и не может быть описана как регулируемая некоторыми общими правилами. Это явление может быть проиллюстрировано с помощью коллокаций – устойчивых, в известной степени идиоматичных словосочетаний типа одержать победу, называемых также – в терминологии В. В. Виноградова – фразеологическими сочетаниями. В этой области нормы сочетания слов претерпели наиболее заметные изменения. В художественной прозе Пушкина встречаются такие выражения, как полагать надежду, попробовать своего счастия, вводить в хлопоты, вытесненные из современного узуса коллокациями возлагать надежды, попытать счастья, причинять хлопоты. Некоторые коллокации претерпели изменения в лексическом составе уже к середине XIX века, другие имели более долгую жизнь; например, словосочетание делать вопросы встречается еще в произведениях Л. Н. Толстого, а чистые деньги в значении ‘наличные деньги’ – в пьесах А. Н. Островского. Определенная динамика в этой области наблюдается и при сопоставлении языка Пушкина с более ранними периодами. Например, в «Письме Карамзина к Дмитриеву» встречается предложение Я беру участие в твоем горе (см. [Виноградов 1935: 208]). В художественной прозе Пушкина коллокация брать участие не встречается ни разу, притом что соответствующая нормам современного узуса коллокация принимать участие встречается пять раз, причем как в двух известных сегодня значениях ‘участвовать’ и 'сочувствовать', так и в значении, близком к ‘способствовать, содействовать; быть заинтересованным’; ср. (1-3) [2]:

Информационные партнеры

Тихоокеанский государственный университетМинистерство образования и науки Хабаровского краяХабаровский краевой центр новых информационных технологий ТОГУХабаровская краевая образовательная информационная сетьРегиональная база информационных ресурсов для сферы образованияХабаровский краевой образовательный портал «Пайдейя»Хабаровский краевой центр информационных технологий и телекоммуникацийInternational Conference on Nuclear Theory in the Supercomputing EraПортал Хабаровска - Реклама в Хабаровске Первая социальная сеть дачников
Создание сайта в Seogram
Каталог сайтов Всего.RU Каталог сайтов OpenLinks.RU