ШИРОКОЗНАЧНЫЕ ГЛАГОЛЫ В СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ ЯЗЫКЕ - Научные исследования и инновации в Хабаровском крае
[4]
На главнуюКарта сайтаНаписать письмо
СтатьиРусский язык > ШИРОКОЗНАЧНЫЕ ГЛАГОЛЫ В СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ ЯЗЫКЕ

ШИРОКОЗНАЧНЫЕ ГЛАГОЛЫ В СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ ЯЗЫКЕ

Термин широкозначность (иноязычный эквивалент - эврисемия), предложенный Н. Н. Амосовой, не является общеупотребительным в русистике, но активно используется по отношению к аналитическим языкам. Широкозначными называют такие слова, значения которых характеризуются широкой денотативной отнесенностью и контекстуальной обусловленностью (например, английские глаголы to give, to get, to take, to put и др., способные в сочетании с послелогами образовывать множество значений, семантически удаленных друг от друга). По мнению Е. П. Беляевой, исследовавшей прототипические значения английских глаголов, «слова широкой семантики - это слова с очень высокой степенью обобщенности. Они имеют обширную понятийную основу, поэтому не представляется возможным привести все значения таких лексем к какому-то единому содержательному ядру» [Беляева, 2001, 88]. С. А. Песина также высказывает сомнения относительно существования у широкозначных слов прототипа: «…Лексический прототип-инвариант затруднительно выделить у слов широкой семантики, так как в случае широкозначности мы имеет дело с абстракцией более высокого порядка, с некоторой аморфностью понятийной основы и отсутствием четкой референтной отнесенности» [Песина, 2005, 61-62]. Вероятно, поэтому выявление механизмов семантической деривации широкозначных слов представляет проблему для исследователей. Понятия «широко развитая многозначность» и «широкозначность» не являются синонимичными, поскольку в первом подчеркивается количественный аспект явления (наличие множества значений), а во втором - семантический (обобщенный характер семантики, широкая референция, зависимость значения от контекста, эксплицитно не выраженные связи между значениями). По данным Е. А. Чудиновой, в МАС насчитывается 619 глаголов, имеющих более 7 значений [см.: Чудинова, 1998]. Безусловно, лишь незначительную часть этих глаголов составляют широкозначные. К широкозначным мы относим глаголы, имеющие более 7 значений, способные обозначать как конкретные наблюдаемые физические действия, так и неконкретные ненаблюдаемые эмоциональные, речевые или социальные процессы. Следовательно, их основное отличие от глаголов с большим количеством производных значений заключается в том, что значения широкозначного глагола входят в три семантических поля: «Действие», «Состояние» и «Отношение», - и репрезентируют денотативные ситуации с различным набором участников. Семантические связи между значениями широкозначных глаголов могут утрачиваться, что затрудняет представление таких глаголов как многозначных и сближает их с омонимами. В результате проведенного исследования нами был выявлен корпус широкозначных глаголов русского языка: бежать (10); бить (11); брать (11); бросить (10); быть (12); вести (10); делать (8); держать (12); держаться (10); идти (30); крутить (9); лежать (9); лезть (11); оставить (12); падать (11); поднять (16); подняться (16); покрыть (11); положить (9); принять (19); пройти (16); пропустить (13); пустить (10); свести (16); сесть (13); сидеть (8); снять (13); стоять (23); тянуть (25); тянуться (19); ударить (20); ходить (17). В скобках указано количество значений (без оттенков) по данным Большого толкового словаря под ред. С. А. Кузнецова (далее - БТС). В основных значениях данные глаголы относятся к различным семантическим полям и лексико-семантическим группам (далее - ЛСГ): движения (бежать, идти, лезть, падать, пройти, ходить), перемещения объекта (бросить, вести, крутить, поднять, положить, свести, снять, тянуть), нахождения объекта в определенном положении или изменения его местоположения (держаться, лежать, сесть, сидеть, стоять), физического воздействия на объект (бить, ударить), получения в свое распоряжение (брать, держать, принять), покрытия (покрыть), проявления качества (тянуться). Глаголы быть и делать характеризуются обобщенной семантикой и относятся, по терминологии А. Вежбицкой, к семантическим примитивам. Глаголы оставить, пропустить, пустить являются полипропозитивными и входят в основных значениях в несколько лексико-семантических групп: оставить ‘положив, поставив, поместив и т.п. куда-л. забыть или намеренно не взять с собой при уходе’ (ЛСГ помещения объекта в результате перемещения, ЛСГ получения в свое распоряжение, ЛСГ движения); пропустить ‘дать дорогу кому-, чему-л.; позволить пройти, проехать куда-л.’ (ЛСГ разрешения и запрещения, ЛСГ движения относительно конечного пункта); пустить ‘перестать удерживать силой, дать кому-, чему-л. свободу’ (ЛСГ избавления и ЛСГ разрешения и запрещения). Вне контекста значения широкозначных глаголов определяются достаточно легко, например: бить - ударять чем-л., держать - не давать выпасть, упасть, взяв в руки; стоять - находиться в вертикальном положении, не двигаясь с места. Анализ контекстов позволяет говорить, что при сочетаемости глаголов с референтами разных типов происходят такие существенные модификации семантики, при которых связь производных значений с основным становится неочевидной: мальчик бьет по мячу, ветер бьет в лицо, свет бьет в глаза, кучер бьет лошадь кнутом, армия бьет противника, охотник бьет лосей из ружья, револьвер бьет на сто шагов, хулиган бьет лампочки в подъезде, дежурный бьет тревогу, часы бьют полночь, его бьет дрожь и т. д. Это согласуется с хорошо известной в семасиологии закономерностью, сформулированной Г. В. Колшанским: «Чем шире значение слова, тем больше его зависимость от контекста» [Колшанский, 1980, 130]. Отдельные модели семантической деривации некоторых широкозначных слов представлены в работах О. Н. Селиверстовой, Г. И. Кустовой, Е. В. Падучевой, однако исчерпывающего описания данный класс единиц, насколько нам это известно, пока не получил. Если признавать точку зрения, согласно которой в основе всех значений многозначного слова лежит когнитивная модель (в работах по когнитивной лингвистике она называется по-разному: прототипическая схема, лексический прототип, фрейм, когнитивный сценарий и т. д.), то следует определить, какие условия контекста и механизмы развития значений обусловливают появление широкозначных слов и как варьируется когнитивный сценарий широкозначного глагола. Рассмотрим особенности семантической деривации широкозначных глаголов бить и брать. • Бить. По данным БТС у глагола бить зафиксировано 11 значений и несколько оттенков. Значения данного глагола относятся к разным лексико-семантическим группам: 4 лексико-семантических варианта (далее - ЛСВ) входят в группу нанесения удара, 3 ЛСВ - в группу звучания, остальные ЛСВ, которые относятся к группам лишения жизни живого существа, разделения, победы и поражения, физиологического состояния, движения, приложимы к разным типам субъектов (часы бьют, фонтан бьет) и направлены на разные объекты (бить противника, бить посуду). Словообразовательное гнездо с вершиной бить включает 468 производных, из них 120 глаголов. Исследование семантической парадигмы широкозначного глагола бить позволяет говорить о наличии когнитивного сценария физического воздействия на объект, который варьируется в производных значениях. Когнитивный сценарий состоит из нескольких сцен: 1) субъект производит какие-либо повторяющиеся действия (например, заносит руку, палку, другое орудие и опускает на кого-, что-либо); 2) субъект воздействует тем самым на объект и обнаруживает свою силу; 3) воздействие субъекта часто является для объекта негативным, в результате неодушевленный объект разрушается, приходит в негодность, а одушевленный объект испытывает физические и/или моральные страдания. Отдельные элементы когнитивного сценария программируют появление производных значений. Для развития семантической структуры глагола бить наиболее значительными являются признаки повторяемости и многократности однотипных действий, которые присутствуют почти во всех его значениях. Например: ‘издавать ритмичные, мелодичные звуки ударами в определенном количестве, указывающем на время (о часах с боем)’; ‘ударяя, производить звуки, многократно стучать по одному и тому же месту’. В некоторых значениях глагола бить (‘разделять что-л. на части’, ‘умерщвлять, убивать животных, рыбу на охоте’) также содержится признак многократности действия, проявляющийся в характере объекта: данный глагол может употребляться только в сочетании с множественными объектами (ср.: бить посуду, но *бить тарелку; бить дичь, но *бить дикого волка). Признак активности субъекта и направленности его усилий на повреждение объекта представлен во многих значениях глагола, в том числе и в ЛСВ, репрезентирующем ситуацию победы (бить противника). Признак движения, которое сопровождает действия субъекта, выходит на первый план в значениях глагола бить, реализуемых, например, в следующих контекстах: фонтан бьет, его бьет лихорадка. Результативный характер действия, воспринимаемого слухом, обнаруживается в ряде ЛСВ звучания (бить в колокол, бить в барабан). В производных значениях глаголов выбить, отбить, разбить, сбить и др. наследуются компоненты значений мотивирующего глагола. Изучение семантических связей между значениями производящего и производных глаголов позволяет обнаружить те компоненты, которые оказываются активными в семантической деривации глаголов. Глагол разбить по данным БТС имеет 10 значений. Семантика префикса определяет концептуальную идею глагола - нарушение целостности объекта - и акцентирует внимание на результате действия. В отличие от глагола бить, семантическая деривация которого во многом определяется наличием признаков многократности и повторяемости действия, в значениях глагола разбить профилируется признак результата действия: 1) в результате физического воздействия на объект происходит его разрушение, уничтожение (разбить стакан, разбить противника, разбить надежды, разбить все обвинения); 2) в результате физического воздействия происходит деформация объекта (разбить затылок о камни, разбить сапоги); 3) в результате воздействия на объект в нем выделяются какие-либо части, что способствует созданию нового объекта (разбить землю на участки, разбить туристов на группы, разбить парк). Результативный компонент определяет также развитие значений глагола выбить, в которых компонент физического воздействия на объект понижается в ранге и приобретает статус включенной пропозиции. При свертывании пропозиции в словарных дефинициях глагола появляется указание на способ осуществления действия ‘ударами (ударяя) сделать что-л.’: выбить ковер ‘ударяя, очистить’; выбить в стене нишу ‘ударами сделать углубление’; выбить медаль ‘ударами изготовить’; выбить лист жести ‘ударами выпрямить’. Деривацию значений глагола сбить также определяет результативный компонент: ‘в результате удара сдвинуть, переместить объект’. Этот компонент оказывается определяющим для многих значений глагола: сбить яблоко с дерева ‘ударом, толчком сдвинуть с места, заставить упасть, отделить от чего-л.’; сбить шляпу набекрень ‘сдвинуть с места резким движением, толчком’; сбить всех в кучу ‘собрать вместе, соединить’. В основе метафорического значения также лежит идея перемещения объекта: сбить ‘направить мысли, разговор на какой-л. предмет; перевести’ (сбить разговор на другую тему). Другим важным компонентом когнитивного сценария, наследуемым префиксальными производными глагола бить, является характер прямого объекта-пациенса, в качестве которого могут выступать: 1) неодушевленные предметы (бить посуду, бить лед, выбить ковер, разбить стакан, сбить яблоко с дерева, сбить черенок лопаты, разбить сапоги), физическое воздействие на которые соизмеримо с возможностями человека, т. е. обычно объект является относительно небольшим по размеру, непрочным и способным в результате длительного негативного воздействия на него прийти в негодность, сломаться, испортиться, отделиться от чего-либо и т. п. (исключение составляют некоторые объекты глагола сбить ‘заставить упасть, подстрелив’, например: сбить самолет, сбить ракету); 2) одушевленные существа (в сочетаниях с глаголом бить физическое воздействие приносит им страдания или смерть: бить слуг, бить лошадь, острогом бить щук, бить кур; в сочетаниях с префиксальными производными глагола бить воздействие приводит к изменению объекта или к изменению его местоположения: разбить туристов на группы, сбить овец в стадо). Рассмотренные выше префиксальные производные глагола бить характеризуются наличием четко выраженных связей между значениями. Например, большинство значений глагола сбить репрезентирует когнитивный сценарий перемещения объекта в результате удара, значения глагола побить - сценарий физического воздействия на объект с нанесением ему вреда вплоть до разрушения, глагола разбить - сценарий нарушения целостности объекта и т. д. Сценарий производных глаголов создается взаимным действием семантики производящего глагола и семантики форманта (префикса). Таким образом, в значениях широкозначного глагола бить происходит актуализация отдельных компонентов когнитивного сценария, причем варьированию подвергаются не только компоненты базовой для данного глагола ситуации физического воздействия (субъект, объект), но и компоненты ситуаций, сопутствующих базовой ситуации. В префиксальных производных глагола бить наследуются такие признаки сценария, как результативность, повторяемость, многократность, характер объекта, однако значения этих глаголов трансформируются, во-первых, благодаря семантике префикса, вносящего совершенно новые семантические компоненты, а во-вторых, под влиянием контекстных партнеров, уточняющих характер субъекта, объекта, инструмента и сопутствующих действию обстоятельств. Производные широкозначного глагола бить (выбить, отбить, разбить, сбить) обладают ограниченной референцией, что не позволяет считать эти производные глаголы широкозначными. • Брать. По данным БТС глагол имеет 11 самостоятельных значений и 5 оттенков значений. В основном значении глагол входит в ЛСГ приобщения объекта. Производные значения этого глагола входят в различные ЛСГ: приобщения объекта, получения объекта, достижения цели, создания объекта в результате физического труда, определения, функционального состояния объекта, т. е. распределяются по разным классам: глаголы действия (создания объекта в результате физического труда, определения, достижения цели), глаголы состояния (функционального состояния объекта) и глаголы отношения (приобщения объекта, получения объекта). Глагол брать в разных значениях способен входить в устойчивые глагольно-именные обороты (например: брать шефство, брать ответственность на себя, брать аккорды). Словообразовательное гнездо с вершиной брать включает 423 производных, из них 113 глаголов. Исследование семантической парадигмы глагола доказывает существование когнитивного сценария, в основе которого лежит идея приобщения объекта. Когнитивный сценарий включает две событийные пропозиции, связанные логическими отношениями цели: 1) субъект принимает какой-либо физический объект (предмет, человека, людей) с целью 2) удержать объект и распоряжаться им по своему усмотрению. В производных значения глагола актуализируются компоненты этого когнитивного сценария. В основном значении брать (‘захватывать, схватывать рукой, руками или каким-л. инструментом, орудием, находящимся в руках; принимать в руки’) выделяется следующий состав участников: субъект - человек; объект - небольшой (такой, который человек в состоянии удержать в руках) физический объект; инструмент - рука или орудие, находящееся в руках; цель - удержать. В большинстве производных значений этого глагола трансформируется компонент со значением цели: если в исходном значении целью является удержание объекта, то в производных актуализируется приобщение объекта и получение его в свое распоряжение. В значении ‘принимать с какой-л. целью, обязательством, на каких-л. условиях’ происходит редукция признака физического владения объектом и актуализация признака приобщения объекта, включения его в состав других объектов. В значении ‘получать в свою собственность, пользование, распоряжение’ наблюдается профилирование пропозиции цели, и в целом значение глагола претерпевает существенные изменения: физический план действия приобщения объекта становится периферийным признаком, а компонент цели (брать объект, чтобы владеть и распоряжаться им) - ядром лексического значения. Значение порождает комплекс производных, основанных на специализации способа действия и актантов: ‘приобретать за деньги, покупать’; ‘делать предметом своего рассмотрения, изучения, изображения; оценивать каким-л. образом’; ‘добывать, доставать, разыскивать, черпать’; ‘получать в производственных или лабораторно-исследовательских целях’. Другой блок значений объединен общностью способа действия. Субъект должен приложить усилия для получения объекта, в результате чего он добивается цели, а передача объекта приобретает социальный смысл. Так появляются следующие значения глагола: ‘овладевать, захватывать; побеждать, выигрывать (во время войны, политической борьбы, спортивного состязания, охоты и т. п.)’; ‘добиваться своей цели, применяя что-л., обладать всеми необходимыми качествами для достижения чего-л.’; ‘преодолевать, одолевать’. Идея преодоления препятствия, возникшая в значении глагола, метафорически проецируется в конкретную сферу, и глагол брать оказывается способным обозначать функциональное свойство объекта - ‘действовать (об инструменте, оружии)’: Ножовка эту сталь берет. Значение возникло в результате метафорического переноса, основанного на образной схеме «преодоление препятствия» (ср.: брать высоту, брать приз и брать сталь, брать щетину), и мены диатезы. Сложнее объяснить появление значения глагола ‘отнимать, требовать (определенного количества времени)’: Подготовка берет много времени. В семантической структуре предложения позицию субъекта занимает предикатный актант, обозначающий какие-либо действия субъекта (например, подготовку) и представляющий собой включенную пропозицию (человек готовится, и эти действия занимают много времени, энергии, сил). Можно предположить, что в основе значения лежит метафорическое уподобление усилий, затрачиваемых человеком, физическому действию передачи объекта. Рассмотрение пропозициональной структуры каждого из значений глагола «брать» позволяет говорить о наличии единого когнитивного сценария передачи и приобщения объекта. Как видно из анализа пропозициональных структур всех ЛСВ глагола «брать», они содержат общие компоненты «присвоение объекта», «включение его в сферу субъекта - говорящего», «приближение объекта к субъекту». Эти признаки, во-первых, составляет основу когнитивного сценария и, во-вторых, как следствие, объединяют все ЛСВ в единую семантическую структуру. Те же процессы характерны и для проанализированного выше глагола «бить»: компоненты «повторяемости и многократности действий» и «активного действия на объект, приводящего к отрицательным последствиям» являются ядерными для всех ЛСВ многозначного глагола и обеспечивают единство семантической структуры. Это позволяет не согласиться с мнением тех ученых, которые отрицают существование прототипа у слов широкой семантики. Безусловно, по мере развития значения глагол утрачивает наблюдаемые физические признаки (передача объекта рукой, приобретение конкретного объекта, который человек в состоянии удержать, и т. д.) и актуализирует признаки более абстрактные (владение объектом, распоряжение им, достижение цели, приложение физических или моральных усилий для достижения цели и др.). Ту часть информации, которая не фиксируется в исходном значении, но используется в семантической деривации, Г. И. Кустова называет импликациями: «Основой семантического развития слова служит не только исходное, базовое значение, но и соответствующая прототипическая ситуация. Она является источником той когнитивной схемы, которая, по мере удаления от физической субстанции, постепенно “проступает” во все более общем и абстрактном виде в производных значениях, объединяя весьма разнородные ситуации с разнотипными объектами в единую группу и делая их реализациями некоторой “общей идеи”. Но она же, прототипическая ситуация, является и источником многочисленных импликаций, которые в исходном значении не отмечаются (поскольку для толкования этого значения они не нужны), но на которых основаны многие неметафорические и особенно метафорические значения» [Кустова, 2004, 197]. Например, анализируя деривацию глагола сорвать, она отмечает импликацию ущерба, которая не выводится из исходного значения (‘потянув и отделив от корня, начать иметь (в руке)’), но объясняет производные значения глагола (сорвать кожу на пальце/резьбу/голос/урок/переговоры) [Там же, 39]. Таким образом, для каждого из широкозначных глаголов характерны следующие особенности: • наличие широко развитой многозначности (множественность значений); • непроизводность; • высокая словообразовательная активность; • принадлежность к основному лексическому фонду языка; • широкая денотативная отнесенность (данные глаголы способны обозначать конкретные физические действия, функциональное состояние, различные виды социальной деятельности: противодействие, достижение цели, победу и др.); • наличие когнитивного сценария. Исследуемые широкозначные глаголы в своих исходных значениях обозначают конкретные наблюдаемые физические действия, входят в разряд акциональных глаголов и представляют собой изосемические способы обозначения различных ситуаций движения, перемещения, физического действия. В когнитивных сценариях глаголов содержатся такие прототипические компоненты, которые обусловливают семантическую деривацию глаголов и появление как неметафорических, так и метафорических значений (бить - многократно воздействовать на объект, обнаруживая свою силу, с целью изменения, деформации объекта; брать - присваивать объект с целью владения и использования). Анализ всех широкозначных глаголов русского языка в аспекте когнитивных сценариев и способов семантической деривации позволит выявить существенные признаки данных глаголов и определить механизмы развития значений. Такое исследование демонстрирует возможности прототипического подхода как способа когнитивного описания языкового материала. Широкозначные глаголы занимают особое место в системе языка, так как репрезентируют базовые действия (движение, положение в пространстве, помещение, физическое воздействие на объект и др.), выполняют функцию базовых идентификаторов в структуре лексико-семантических групп и организуют глагольную лексику русского языка.

Информационные партнеры

Тихоокеанский государственный университетМинистерство образования и науки Хабаровского краяХабаровский краевой центр новых информационных технологий ТОГУХабаровская краевая образовательная информационная сетьРегиональная база информационных ресурсов для сферы образованияХабаровский краевой образовательный портал «Пайдейя»Хабаровский краевой центр информационных технологий и телекоммуникацийInternational Conference on Nuclear Theory in the Supercomputing EraПортал Хабаровска - Реклама в Хабаровске Первая социальная сеть дачников
Создание сайта в Seogram
Каталог сайтов Всего.RU Каталог сайтов OpenLinks.RU