ФАКТОР МАНГАЗЕЙСКОГО МОРСКОГО ХОДА В ЭТНОНИМИИ И ТОПОНИМИИ  - Научные исследования и инновации в Хабаровском крае
[4]
На главнуюКарта сайтаНаписать письмо
СтатьиРусский язык > ФАКТОР МАНГАЗЕЙСКОГО МОРСКОГО ХОДА В ЭТНОНИМИИ И ТОПОНИМИИ

ФАКТОР МАНГАЗЕЙСКОГО МОРСКОГО ХОДА В ЭТНОНИМИИ И ТОПОНИМИИ

В нашем обыденном географическом сознании путь в Сибирь довольно устойчиво связывается с маршрутом, по которому была проложена Транссибирская железная дорога, а районы с северу от нее - в особенности низовья великих сибирских рек, сибирская тундра, арктическое побережье - воспринимаются как особенно удаленные в сравнении с пунктами вдоль этого основного маршрута. Представляется, что некоторые проблемы, которые возникают при рассмотрении сибирского этно- и топонимического материала, как и неточности в трактовке этого материала, связаны с тем, что соответствующие географические представления нуждаются в поправке на реальную историю первичного ознакомления русских - а через них и Европы в целом - с территорией Сибири. Хорошо известно, что вышеуказанный основной путь в Сибирь (через Тобольск или Тюмень) стал доступен лишь после экспедиции Ермака (1582-1853 гг.); пределы ставших известными (и включенными в состав Русского государства) территорий в течение последующих 70 лет постепенно и довольно стабильными темпами расширились на восток до Тихого океана. Существенно раньше (по крайней мере уже в XIII в.) был прочно освоен несколько более северный путь в Югорскую землю (западная часть нынешнего Ханты-Мансийского АО), а сама эта земля включена в состав новгородских владений; судя но всему, однако, этот путь не вел дальше Нижнего Приобья и Северного Прииртышья. Намного более широкую географическую перспективу открывал, однако, морской путь от Поморья к п-ову Ямал, Тазовской губе, низовьям Енисея и п-ову Таймыр фактически наиболее короткий, хотя и чрезвычайно трудный путь в Сибирь. "Предок" Севморпути, Мангазейский морской ход был знаком поморам задолго до основания на р. Таз Мангазейского острога (1601) и до распространения (с XVI в.) коча как более приспособленного для арктического мореплавания типа суден. Ср. "люди самоедь зовомые Малгонзеи" (т. е. энцы-моггади, нен. монганси отсюда и название Мангазея) в "Сказании о человецех незнаемых..." (XV в.). Отметим некоторые факты контактной (русской и сибирской аборигенной) этно- и топонимии, объяснимые с учетом фактора Мангазейского морского хода и того обстоятельства, что в течение XV-XVI вв. (а возможно, и раньше) роль посредников между Россией (Европой) и Сибирью принадлежала не столько западносибирским татарам или обским уграм, сколько северным самодийцам. 1. Этноним самоед имеет (или имел) в русском языковом обиходе два ареала распространения. На северо-востоке Европы и в Нижнем Приобье он применялся к ненцам. На Енисейском Севере этот же этноним обозначал энцев (самоедов мангазейских, карасинских, туруханских, хантайских) и нганасанов (самоедов пясинских, авамских), но не ненцев, известных в этих местах как юраки. Поскольку ненцы расселены сплошной широтной полосой в зоне тундры от Белого моря до Енисея, "обрыв" цепи употреблении этнонима восточнее Нижней Оби и ее "восстановление" на Нижнем Енисее, но уже с иной этнической привязкой, может показаться парадоксальным. По более внимательный взгляд на карту разрешает противоречие. По морскому ходу поморы проходили с п-ова Ямал непосредственно к р. Таз или на Енисей, т. е. в районы расселения энцев и нганасанов, которых они и отождествляли с самоедами Ямала; ненцы междуречья Оби и Енисея оставались при этом в стороне и впоследствии воспринимались как другой народ. 2. Названии русских в языках Сибири восходят главным образом к трем четко различающимся (хотя в конечном счете связанным по происхождению) источникам: (а) тюрк. орус, урус (> тюркские языки юга Сибири, бур. ород); (б) коми роч (> манс. русь, хант. рушь, сельк. рушь); (в) др.-нен. луотса (> нен. лууца, эн. люотя, эвенк, лууца и близкие формы в других тунгусских языках вплоть до маньчж. лоча, якут, нуучча и др.). Их дистрибуция соотносится с тремя названными выше путями проникновения в Сибирь; с точки зрения охвата территории доминирует форма ненецкого происхождения. Кроме того, широко представлены обозначения русских, связанные со словом казак. Особое место занимает кетск. сирэ 'русский' - не результат метатезы (так у Г. К. Вернера), а отражение этнонима зырян(ин), ср. роль коми-зырян (ижемцев) как проводников русских отрядов в Сибири. 3. Этноним тунгус, для которого неоднократно предпринимались попытки обосновать тюркскую (в связи с тюрк, тонгуз 'свинья'), эвенкийскую или якутскую этимологию, попал в русский и европейские языки из нен. тынгос", тынгус" 'эвенки (мн. ч.)', см. подробно: [Helimski, Janhunen 1990]. 4. Топоним Енисей показателен тем, что отражает не обычное для языков Южной и Средней Сибири название этой реки типа Кем, а др.-нен. Енэсий (совр. Ензя-ям') 'Енисей', см. относительно происхождения данного топонима [Хелимский 1991]. Примечательна "встреча" в начале XVII в. топонимов Енисей и Кем, которые в течение некоторого времени использовались в документах параллельно и не идентифицировались друг с другом; более давнее "северное" название смогло вытеснить "южного" конкурента.

Информационные партнеры

Тихоокеанский государственный университетМинистерство образования и науки Хабаровского краяХабаровский краевой центр новых информационных технологий ТОГУХабаровская краевая образовательная информационная сетьРегиональная база информационных ресурсов для сферы образованияХабаровский краевой образовательный портал «Пайдейя»Хабаровский краевой центр информационных технологий и телекоммуникацийInternational Conference on Nuclear Theory in the Supercomputing EraПортал Хабаровска - Реклама в Хабаровске Первая социальная сеть дачников
Создание сайта в Seogram
Каталог сайтов Всего.RU Каталог сайтов OpenLinks.RU