КОМПЬЮТЕРНЫЙ СЛЕНГ И ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЯЗЫК: ПРОБЛЕМЫ КОНКУРЕНЦИИ - Научные исследования и инновации в Хабаровском крае
[4]
На главнуюКарта сайтаНаписать письмо
СтатьиРусский язык > КОМПЬЮТЕРНЫЙ СЛЕНГ И ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЯЗЫК: ПРОБЛЕМЫ КОНКУРЕНЦИИ

КОМПЬЮТЕРНЫЙ СЛЕНГ И ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЯЗЫК: ПРОБЛЕМЫ КОНКУРЕНЦИИ

Как известно, у человеческого языка существует несколько основных, наиболее важных функций: 1) коммуникативная (функция средства общения), 2) когнитивная, 3) консервирующая (функция сбора и хранения информации), 4) эстетическая, 5) эмоционально-экспрессивная, 6) фатическая (контакто-устанавливающая), 7) метаязыковая и 8) магическая (Мечковская 1996:14-27; Русский язык 1979:385-386; Якобсон 1975). Обычно жаргон рассматривается как языковое образование, дифференцирующее или модифицирующее указанные языковые функции (прежде всего коммуникативную). Между тем компьютерный жаргон, или сленг, обладает рядом свойств, выводящих его за рамки собственно жаргона, и может рассматриваться в определенном смысле как конкурент общелитературного языка. Здесь имеются в виду прежде всего претензии рассматриваемого жаргона на реализацию всех основных языковых функций. Главным отличием компьютерного подъязыка от обычного жаргона является наличие у него письменной формы. Более того, письменная форма его существования доминирует. Это вносит определенный уровень стабильности в его жизнь и позволяет с достаточной уверенностью фиксировать факты и явления, с ним связанные. Наблюдаются также попытки кодификации компьютерного подъязыка со стороны его носителей в виде многочисленных словарей (качество этих словарей с лингвистической точки зрения требует отдельного обсуждения). Тем самым происходит (пусть в недостаточно квалифицированном варианте) нормирование рассматриваемого подъязыка, то есть процесс, отмечавшийся ранее именно у литературного языка в ходе его становления на базе общенародного. Наличие письменной формы и кодификация обусловливают выполнение компьютерным жаргоном большого количества языковых функций, сопоставимых с функциями литературного языка. Другой важной особенностью компьютерного жаргона, отличающей его от жаргонов и других социальных диалектов, является тенденция к полифункциональности его лексических единиц. Так, каждая вновь появляющаяся единица должна служить собственно "сленговой" функции, узко понимаемой как неформальное общение носителей данного жаргона, но с другой стороны, она обслуживает также их профессиональные нужды, то есть выступает как профессионализм. Кроме того, во многих случаях она претендует в перспективе своего употребления на то, чтобы стать элементом лексической системы общелитературного языка. В настоящее время некоторые из подобных единиц воспринимаются как неологизмы, а не жаргонизмы, поскольку литературный язык не имеет синонимов для обозначения соответствующих реалий, обладая лишь их дескриптивными характеристиками. Таков, в частности, глагол виснуть - 1. (о компьютере) прекращать реагировать на внешние воздействия (нажатие клавиш или кнопок мыши); 2. (о программе) переставать выполняться'. Данные единицы свободно проникают в речевую практику носителей русского языка и в язык средств массовой информации в связи с компьютеризацией общества и мышления, например.: (1) Мы попали в сложную финансовую ситуацию, так что программа по строительству бань, увы, пока что зависла (“Московский комсомолец” 11 авг. 1999 г.) Появившись как профессиональный жаргон программистов и компьютерщиков, компьютерный подъязык быстро преодолевает границы профессионального средства общения. Он все больше приобретает черты группового, корпоративного жаргона, число носителей которого растет (см. о групповом жаргоне Общее языкознание 1970: 482-484, а также о понятии “speech community” в книге Wardhaugh 1999: 116-130). Как отмечает Анатолий Воронов, директор Гласнета, с учетом технологии Интернет делит мир на два типа людей: "имеющих" и "не имеющих" (Warschauer 2000: 156). В данном случае имеется в виду корпоративная общность разных по социальному положению и возрасту людей, обладающих компьютерами, которые включены в мировую сеть. Эта особенность компьютерного подъязыка также сближает его с общелитературным языком. Рассмотрим отношение компьютерного жаргона к выполнению основных функций языка. Использование компьютерного подъязыка в коммуникативной функции несомненно, например: (2) Объясни мне, на кой хрен писать такой бешеный макрос, если уже существует куча программ. которые перебрасывают обычный текст в ТРАНСЛИТ, а ТРАНСЛИТ в обычный!!?????? (3) Мне ента тема приелась давно, я юзаю РЕДХАТ, который все больше виндируется каждой оболочкой (источник (2) и (3): http://kulichki.rambler.ru/moshkov/INTRERIDEAS/Guestbook.un1). Перед нами предложения, обладающие существенной информацией для участников дискуссии, но для непосвященных имеющие примерно такое же значение, что и знаменитая "глокая куздра" Л.В.Щербы. Разумеется, здесь встречаются общелитературные слова, и в этом смысле литературный язык остается фоном, на котором строится компьютерно-жаргонная коммуникация. Однако базовыми, смыслообразующими единицами, обозначающими важнейшие экстралингвистические реалии, являются элементы компьютерного сленга. Поэтому мы вправе считать его в случае подобной языковой коммуникации доминирующим средством общения. Обратимся к когнитивной функции, которая реализуется компьютерным жаргоном чрезвычайно широко. Можно сказать, компьютерный подъязык играет ведущую роль в осмыслении и освоении виртуальной реальности - "третьего мира", порожденного самими компьютерами. Кроме того, одним из примеров реализации данной функции могут служить лексемы, которые одновременно являются жаргонизмами и профессионализмами (профессиональная, а также терминологическая лексика обслуживает сферу науки и компьютерных технологий), см., например, - винчестер, вирус, дисплей, файл, монитор, принтер. Наличие консервирующей и эстетической функций у компьютерного подъязыка также совершенно очевидно. На нем создаются художественные тексты (можно говорить, вероятно, даже о целом направлении интернет-литературы), которые хранятся затем в электронных библиотеках. В качестве примера приведем небольшой фрагмент из широко известного в Интернете текста "Гуртовщики мыши": (4) Если вы только что закрепили себе Окна 95, вы можете увидеть, что ваша мышь плохо себя ведет. Курсор может не двигаться или движение мыши может проявлять странные следы на поверхности стола, окнах и обоях. Мышь может неадекватно реагировать на щелчок по почкам. Но не спешите! Это могут быть физические проблемы, а не клоп Окон 95 (см.: http://lib.ru). Можно, конечно, спорить о качестве реализуемой в подобных текстах эстетической концепции, однако в рамках принятых в Интернете эстетических систем художественная функция в данном случае осуществляется. Эмоционально-экспрессивная функция проявляется во многих лексемах, которые могут рассматриваться как коннотативные синонимы к общелитературным лексическим единицам. Например: клавиатура - клава; компьютер - компутер, комп; программист - программер. Фатическая (контактоустанавливающая) функция не просто наблюдается, но может считаться одной из самых важных функций компьютерного подъязыка. Правда, она обладает определенной спецификой и выступает в различных вариантах, о которых подробнее пойдет речь ниже. Примеры реализации фатической функции: (5а) Этот бук релизится для юзеров, только что на халяву влезших в Фидо. Хотя даже старые фидошники могут откопать тут юзабельный хинт, ну или просто приколоться (Никита Зыков); (5б) Данный справочник предназначен в основном для пользователей персональных компьютеров, недавно вступивших в мир коммуникаций бесплатной сети ФидоНет. Однако и достаточно опытные в этом деле люди могут найти здесь для себя что-нибудь интересное, или хотя бы забавное (Никита Зыков). Введение к "Краткому словарю ФИДОвого диалекта" автор (Зыков 1996) строит таким образом, чтобы оно было понятно двум группам читателей. Во-первых, тем, кто уже владеет компьютерным подъязыком (5а), и в этом случае используется сам компьютерный подъязык в контактоустанавливающей функции. Во-вторых, всем остальным (5б), и в этом случае используется общелитературный вариант. Метаязыковая функция компьютерного подъязыка легко обнаруживается при обращении к словарям компьютерного жаргона (или сленга), составленным его носителями. Очень часто при толковании того или иного жаргонизма используются элементы самого жаргона. Ср. примеры из Словаря Никиты Зыкова: (6) АТТАЧ - Специальное письмо, при отсылке которого мэйлер посылает вместе с ним файл(ы), имя которого содержится в субже; (7) БЕКБОН или треугольник - структура из трех хабов, через которую распределяется местная и входящая почта и эхи в крупных местных сетях. Что же касается магической функции, то случаев ее реализации нами не обнаружено. В принципе такая функция была бы возможна (не один программист признавался нам, что ощущает в компьютере некое мистическое начало), однако наш материал не позволяет обсуждать ее проявление сколько-нибудь серьезно. Одной из разновидностей коммуникативной функции, характерной для ряда жаргонов, принято считать функцию "засекречивания". Эта функция очевидна для языка офеней, "блатной музыки" - жаргонов, в которых очень важна шифровка информации для непосвященных. Элементы этой функции проявляются в молодежном сленге, в языке хиппи (Рожановский 1992). Что же касается компьютерного подъязыка, то у него наблюдается достаточно сложное отношение к указанной функции. С одной стороны, тексты на данном жаргоне малодоступны, "загадочны" для лиц, с ним незнакомых. В этом смысле компьютерный подъязык как будто бы частично реализует задачи "секретности". Однако вряд ли правомерно утверждать, что он "создавался" именно для этой цели. Во всяком случае мы не можем привести в качестве подходящего примера ни одной лексемы. Хотя в компьютерном подъязыке существует даже специальные слова с отрицательной коннотацией, обозначающие неспециалиста в компьютерных вопросах (“ламер”, “чайник”), однако сам подъязык совершенно "открыт" для усвоения. Это проявляется, кстати, в упомянутом нами стремлении его носителей к созданию большого количества словарей, разъясняющих единицы данного подъязыка достаточно подробно (правда, как мы уже отмечали, не всегда удачно). Указанная "открытость" компьютерного подъязыка вновь свидетельствует о том, что его развитие происходит достаточно экстенсивно и функционально сближает его с общелитературным языком. По многим параметрам компьютерный язык похож на другие подъязыки, но по набору функций он опережает их, его широта позволяет сопоставить его с языком в целом. В качестве особой разновидности фатической (контактоустанавливающей) функции укажем также на специальную "сигнальную" задачу компьютерного подъязыка. Для его носителей она проявляется в создании оппозиции "свой" -"чужой" и в опознании и индикации "своих". Для всех остальных на первый план выходит задача преодоления языкового барьера, получения своего рода допуска к информации. Использование уже хотя бы нескольких лексем данного подъязыка в процессе общения служит паролем, после которого собеседник обнаруживает готовность, либо неготовность к коммуникации. Если в литературном языке фатическая функция в основном реализуется в small talks 'разговорах ни о чем' (см., например, разговоры в салоне Анны Павловны Шерер в романе Л. Н. Толстого "Война и мир"), то в компьютерном жаргоне она является в прямом смысле контактоустанавливающей. Это обусловлено дистантным характером общения в Интернете и преимущественно письменной формой существования данного жаргона. В отличие от литературного языка, контакт устанавливается или не устанавливается практически полностью в зависимости от воли и желания адресата. Регулируемость начала общения является специфической чертой коммуникации с помощью компьютерного сленга. Коснемся еще одной важной функции компьютерного подъязыка, которая может рассматриваться как особая разновидность эмоционально-экспрессивной. Условно назовем ее “карнавальной” (Бахтин 1965). Она заключается в почти непременном, обязательном привнесении иронического и/или юмористического коннотативного элемента в семантику жаргонных единиц. Эта функция настолько важна, что ее можно отнести к числу жаргонообразующих. Новая единица включается в компьютерный подъязык не только по тематическим основаниям, но также в зависимости от того, достаточно ли прозрачным является в ней "смеховое начало", является ли она полноценной "хохмой", чтобы занять подобающее место в ряду других "хохм". Можно представить себе тематическую структуру компьютерного подъязыка в виде нескольких центров, например: а) компьютер и его детали, б) программы и их разновидности, в) человек, работающий с компьютером, г) типичные операции, которые совершаются во время такой работы (этот ряд возможно продолжить, включив в него Интернет и технические устройства и операции, требующиеся для работы в Интернете, но полное описание тематического набора данного подъязыка не входит в задачи настоящей статьи). Вокруг этих центров формируются наиболее многочисленные и вариативные синонимические ряды, например: компьютер - комп, комплюхтер, компук, компутер, компухтер, контупер, писишка, писюк, пися, псих. При этом указанная выше карнавальность является одним из существенных требований для такого формирования, пронизывая всю компьютерную жаргонную лексику. Отчасти в этом проявляется амбивалентность компьютерного подъязыка. Владение им престижно в социальном плане, усвоение той его части, которая граничит с компьютерными технологиями, является весьма трудоемким и доступно немногим. Как реакция на потенциальный снобизм появляется ироническая сниженность в предлагаемых им синонимах к литературным словам и профессиональным терминам. Дело, впрочем, не только в создании “карнавальных” синонимов. Очень часто в компьютерный подъязык включается слово, обозначающее новую реалию компьютерной действительности и не имеющее аналогов в литературном языке. И в этом случае "карнавальность" также является существенным условием, а иногда и основанием для порождения новой лексической единицы. В качестве примера приведем лексему ‘Аська’ (компьютерная программа “ICQ”, позволяющая вести одновременный полилог в Интернете). В данном случае заимствованный из английского акроним ICQ, фонетически аналогичный фразе “I seek you” , по ассоциации с русским женским именем трансформировался носителями компьютерного жаргона в ‘Аську’. Эта ассоциация и соответствующая сочетаемость придает данной лексеме отчетливый “карнавальный” характер, что и послужило, как видно, причиной её возникновения (см. примеры сочетаемости: ‘говорить, общаться по Аське (через Аську)’, ‘найти кого-либо по Аське (через Аську)’, ‘использовать Аську’, ‘входить в Аську’ и т.п.). Можно добавить также, что карнавальный характер компьютерного подъязыка препятствует осуществлению им магической функции, поскольку карнавальность и мистицизм, по-видимому, несовместимы. Заметим, что карнавальность - не только сила, но и слабость компьютерного языка, с точки зрения его общеязыковых претензий. "Отягощенные" специфической коннотацией слова не могут использоваться для обслуживания "серой" повседневности. Нельзя вечно жить в условиях карнавала. Литературный язык остается своего рода фоном, на котором и благодаря которому существует компьютерный подъязык. В заключение приведем несколько примеров на различные способы формирования словаря компьютерного сленга. В основном пополнение его словарного состава идет за счет заимствований из американского варианта английского языка. Упоминавшийся выше Анатолий Воронов назвал это явление "настоящим интеллектуальным колониализмом"(Crystal 1997:108). Поскольку компьютеры пришли из Америки, люди в других странах должны либо принять английский язык как необходимый лингвистический компонент данной технологической структуры, либо вообще отказаться от ее использования в своей деятельности. Самый простой случай - прямая транслитерация английского слова при сохранении основного значения лексемы. Бай - обычная форма прощания. Варнинг - предупреждение о возможной ошибке программы или об исключительной ситуации. Вьюер - программа, предназначенная для просмотра (не для изменения) файлов в определенном формате. Девайс - любой механизм или его функциональная часть. Дефинишн - определение, объяснение, установка (логическая). Пасворд - пароль, необходимый для доступа к сетевым службам. Вторую группу слов представляют примеры, относительно которых можно говорить уже не о транслитерации, а о фонетическом и грамматическом “искажении” (своеобразной "русификации") оригинала (аналогично “шерочке с машерочкой” и “шаромыжнику”). Батон (от “button” - пуговица, кнопка) - любая кнопка. Гама (от “game” - игра) - компьютерная игра. Зюх или Зюксель (от “Zuxel”) - высокоскоростной модем фирмы ZYXEL. Сюда же можно отнести многочисленные глаголы с английской транслитерированной основой и русскими грамматическими показателями типа: “зазиповать”, “заенкодить”, “заоффлайнить”, “зарестриктить”, “заюзить”, “отквотить”, “прилинковать”, “припойнтовать” и т.п. Третью группу представляют слова, имеющие омонимы в составе литературного языка. Подобно тому, как в воровском жаргоне, например, слово “соловей” в результате переосмысления приобрело значение “свисток надзирателя”, многие нейтральные по стилистической принадлежности русские слова, употребляясь и переосмысливаясь носителями компьютерного диалекта, приобретают дополнительные значения. Во-первых, это русские слова, выбранные из соображений фонетического подобия английским оригиналам. Ария (от англ. “area”) - Область на ВВС, в которой собраны файлы или сообщения по определенной тематике. Физически это обычно каталог на диске. Винт - жесткий диск компьютера. Лист - любой список. Мылить (от англ. “mail”) - писать или передавать сообщение по сети (например, “Отмыль мне, что там у вас происходит?”). Во-вторых, это гораздо более многочисленная группа слов, приобретших новое значение в результате иронически-карнавального переосмысления уже существующей лексемы. Такой же характер имеют и указанные раннее группы лексем, однако здесь “карнавальность” проявляется в более примитивном, сниженном варианте, в виде “прикола”. Следует отметить, что сама лексема “прикол”, заимствованная компьютерным жаргоном из просторечья, чрезвычайно активна в нем, она как бы переживает второе рождение и по частотности употребления, и в увеличении словообразовательного гнезда, и в приобретении новых значений (прикалываться/приколоться - шутить, веселить себя и других; прикольно - забавно, классно, смешно (с положительной коннотацией); приколист - остроумный, занятный человек; прикольность - занятность, занимательность и т.п.). Блин - компакт-диск. Голдед или Голый дед (от GoldEd - редактор сообщений) - название наиболее популярного редактора сообщений. Железо - 1. Любая “компьютерная” аппаратура. 2. ”Внутренности” компьютера. Напр. “У меня проблемы с железом”. Мама - материнская плата компьютера. Подмышка - коврик под манипулятор “мышь”. Червяк - сетевой вирус. Ширинка - плата расширения памяти. Как известно, “прикол” - это внешне серьезное (или обычное) действие, которое содержит в себе тайный подвох как повод для насмешки над тем, к кому это действие обращено. Это дает повод для двойной языковой стратегии носителей компьютерного жаргона. Их языковое поведение, рассчитанное на “своих”, имеет своей целью, в первую очередь, общение, обмен информацией, однако рассчитанное на профанов -“чайников”, - это уже не столько средство общения, сколько возможность “приколоться”, поскольку для неносителей компьютерного жаргона на первый план выходят шокирующие или неприличные, “карнавальные” смыслы. Четвертая группа слов представлена акронимами. Это английские по происхождению и по способу образования сложносокращенные слова, пока еще не вовлеченные в процесс освоения их русским языком. AFAIK – as far as I know ( насколько мне известно). BTV – by the way (кстати). FYI – for your information (к вашему сведению). IMHO – in my humble opinion (по моему мнению). IOW – in other words (другими словами). TTUL – talk to you later (поговорим позже). Эти примеры иллюстрируют другую важную особенность компьютерного жаргона. Условия общения побуждают его носителей к возможно большей скорости приема и передачи информации, поэтому ему в большой степени присуща тенденция к упрощению, минимизации и стандартизации языковых средств. В комбинации с “карнавальностью” это вызывает в жизни такие необычные для русского языка слова, как “ЗЫ” - PS (post scriptum) (напомним, что на клавиатуре компьютера при переключении латиницы на кириллицу "P" соответствует "З", а "S" - "Ы"). Интересным и новым, ранее не характерным для русского языка представляется такой способ образования сложносокращенных слов, при котором слово заменяется тождественно звучащим названием буквы или цифры. В английском языке это известный прием (ср.: IOU = I owe you), который теперь, как мы видим, пока в пределах компьютерного жаргона совершает переход в русскую систему словообразования. 2 - to U - you . Пишется с большой буквы даже в середине фразы. Употребляется чаще всего в сочетании 2U - (вам, тебе). CU - see you - (увидимся). L8R - later - (позже). OIC - Oh, I see (я понимаю). Последний способ осмысляется носителями компьютерного жаргона как универсальный. Существуют примеры его реализации на базе не только английского, но и других алфавитов, ср., например, использование при рекламе в Интернете комбинации букв "q" и "π" в значении русского императива "купи".

Информационные партнеры

Тихоокеанский государственный университетМинистерство образования и науки Хабаровского краяХабаровский краевой центр новых информационных технологий ТОГУХабаровская краевая образовательная информационная сетьРегиональная база информационных ресурсов для сферы образованияХабаровский краевой образовательный портал «Пайдейя»Хабаровский краевой центр информационных технологий и телекоммуникацийInternational Conference on Nuclear Theory in the Supercomputing EraПортал Хабаровска - Реклама в Хабаровске Первая социальная сеть дачников
Создание сайта в Seogram
Каталог сайтов Всего.RU Каталог сайтов OpenLinks.RU